FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Красный замок » King's Landing l Go Your Way


King's Landing l Go Your Way

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

GO YOUR WAY
I'll take the long way 'round
I'll find my own way down
As I should
And hold your gaze

~ Участники:
Qyburn  &  Tyene Sand
~ Время & место событий:
Королевская Гавань, Блошиный Конец, лаборатория Квиберна. Конец 299 г после В.Э.
~ Краткое описание сюжета:
Слухами полнится Королевская Гавань, что уж говорить о септе Бейлора, где часто находится одна из змеек принца Оберина, притворяясь простой септой из Староместа. Девушка с успехом добивается расположения Верховного септона и пока ничем не выдает свое происхождение, однако её главная задача - вовсе не служение Семерым, а розыск полезной информации, что может пригодиться её семье. Случай сводит её с Квиберном - приближенным Королевы Серсеи, и их общий интерес к науке служит достаточным поводом для общения. Используя предлогом яды, девушка планирует узнать поподробнее о том, какова цель пребывания неудавшегося мейстера в Гавани и что такого интересного нашла в нем Королева, раз приблизила к себе. Лаборатория Квиберна и их совместные исследования ядов - вот какое тайное занятие они нашли, послужившее предлогом для Тиены. Осторожнее змейка, тяжело пудрить головы стольким людям, да и твой оппонент вовсе не юный неопытный мальчик.

0

2

День клонился к вечеру. Квиберн прикрыл за собой калитку в северной стене замка, и, приосанившись, резво зашагал по  направлению к Холму Висеньи. Выглядел он теперь куда как благообразнее, чем  в день приезда в Королевскую гавань. Вместо серой обтрёпанной хламиды был облачен  в белое  с золотым узором одеяние, напоминающий по покрою одеяние мейстера,  высокий воротник которого скрывал отсутствие мейстеровской цепи на шее. Да и чувствовал он себя куда как увереннее, не какой-нибудь лекарь в отряде наемников, а человек находящийся под покровительством королевской семьи, точнее, под покровительством королевы–регента.
Когда он проходил мимо Рыбной площади, то велик был соблазн сразу свернуть  в торговые ряды и поискать среди многочисленных прилавков и  навесов тот, на котором разложил свои товары медники и стеклодувы. Для лаборатории, которую он после получения денег от королевы-регента оборудовал в одном из домишек Блошиного конца, ему необходимы были тигли, реторты, медные ступки и прочее оборудование. Не помешает так же прикупить кое-что из трав и снадобий.  Конечно это невесть что, не сравнить с лабораторией старого дурня Пицеля.  Нонаконец-то, после долгого перерыва снова  можно возобновить опыты и продолжить работу. Пока на крысах и кроликах, но это только начало, только начало. Королева стремиться собрать собственную свиту и те люди, кто ей верен, могут подняться из самых низов. Она обещает не обделять их милостью и возможно, возможно  через какое-то время и прекрасно оборудованная лаборатория в подвалах Красного замка будет в его распоряжении. Образованный человек, если он при этом еще и не болтлив и не брезглив, да к тому же  не лениться быть полезным, много добиться.  И поэтому, напомнил себе Квиберн, как бы не хотелось прямо сейчас отправиться на рынок, прежде следует выполнить распоряжение королевы Серсеи, а для этого необходимо посетить Великую Септу Бейлора.
Не далее как сегодня он мягко напомнил королеве, что верящие в Семерых, наивно поверят всему, что им от имени богов будут проповедовать септоны и неплохо бы, чтобы их проповеди были выгодны королеве. А значит полезно заручиться поддержкой главного человека, среди тех, чьими устами боги будут говорить с народом 7 Королевств. Серсея сочла совет разумным,  и  передала Квиберну  собственноручно подписанное письмо, в котором сообщала новому первосвященнику день и час, в который она желает наведаться в  септу, для молитвы и для беседы с глазу на глаз о делах важных для блага короны и государства. В письме было так же указано, что сообщать кому-либо о скором визите Ее Величества не стоит, ибо государственное дело не подлежит огласке. Квиберну надлежало  передать письмо лично в руки первосвященника, что он и собирался сегодня же вечером сделать.
Добравшись до главного храма, он поднялся по широким мраморным ступеням и вошел во внешний предел Великой септы.  Гулкое эхо его шагов далеко разнеслось под высокими сводами, в носу у Квиберна защекотало от сладковатого запаха ладана и благовоний.  Следовало найти кого-то из служителей септы, кто бы мог сообщить Верховному септону о приходе посетителя. Он обвел взглядом просторный Зал свечей.  Возле некоторых алтарей были видны фигуры молящихся. Юный безусый оруженосец старательно зажигал свечи Воину, неопрятно одетый мужчин, по виду ремесленник, стоял, приклонив колени, у статуи кузнеца. Возле алтаря Матери несколько горожанок хором нараспев тянули молитву. Однако никого из Угодных богу под Сводами зала свечей Квиберн, к своему раздражению, не обнаружил. Похоже, дело, с которым он намеревался справиться быстро, может затянуться, если никто из этих святош, вхожих к Великому септону, не поспешит появиться.
Мимо неслышно ступая, прошла женщина в белых одеждах и остановилась у алтаря Старицы. Квиберн подивился такому  выбору,  судя по походке и фигуре, пришедшая годами была вовсе не старушкой, ей бы больше пристало молиться деве, которая  покровительствует юным и невинным созданиям, а не той, что является богиней мудрости и знания. Впрочем, может она просит за кого-нибудь из престарелых родственников, это не важно, гораздо важнее то, что эта юная особа, вероятно, сможет ему помочь. Судя по белому одеянию, скрывающему волосы покрывалу и по разноцветному поясу, опоясывающему талию женщины она – служительница Семерых, а значит, сможет войти во внутренние пределы храма и сообщить кому следует о приходе визитера.
Он аккуратно тронул белый рукав платья, привлекая к себе внимание  и мягко улыбнулся, когда септа повернула к нему свеженькое, пригожее личико.
- Я могу просить вашей помощи? -
Квиберн знал, что седая аккуратная прическа и улыбка делают его похожим на доброго дедушку.
Благочестивость септы едва ли позволит ей отказать в помощи благообразному пожилому человеку, а присущая юной деве скромность не позволит задавать неудобных вопросов и болтать об увиденном. Как раз то, что нужно.
- Мне необходимо передать Верховному септону  важное известие от влиятельной особы. Как бы мне выяснить, когда я могу быть принят почтенным первосвященником? -

Отредактировано Qyburn (6 Дек 2014 12:49:46)

+1

3

Из всех дорнийцев, прибывших в Королевскую Гавань в свите принца Оберина, самой благочестивой и религиозной считалась леди Ларра Блэкмонт, ведь только ее ярой верой в Семерых можно было объяснить частые визиты в Септу Бейлора. Или не только?..
Леди Ларра молитвенно склоняла голову перед статуей Матери, шепотом прося защиты для своих детей, но не забывала из-под полуопущенных ресниц осторожно осматриваться по сторонам, как будто разыскивая кого-то. Леди Ларра тихо пела церковные гимны, начатые другими молящимися, но куда чаще стояла в стороне. Леди Ларра редко исповедовалась, часто просила у проходивших мимо септ и септонов советов и наставлений и как будто бы не делала между ними различий, выбирая для обращений первого, кто попадался ей на глаза, но на самом деле в половине случаев она беседовала с одной и той же молодой септой, раз за разом будто случайно оказывавшейся рядом.
Леди Ларра Блэкмонт была одной из немногих людей, кто знал, где и зачем находилась сейчас третья Песчаная змейка.

К очередному разговору септы и дорнийской леди никто открыто не прислушивается, да и нечего там слушать: они действительно говорят о богах и о том, как воспитать в детях леди Ларры искреннюю любовь к Семерым. Их голоса по громкости близки к шепоту, но это объясняется не любовью к тайнам, а стремлением не нарушать тишину святого места. Куда громче слов звучит звон множества браслетов на запястьях леди Ларры, раздававшийся в те моменты, когда она эмоционально взмахивает руками, практически заглушая свою собеседницу, - и именно тогда звучат обрывки того важного, что должно было быть сказано в этом неслучайном разговоре.
Они сидят достаточно близко, чтобы посторонний не увидел записки и маленькие свертки, иногда передаваемые друг друга и сразу же исчезающие в карманах, рукавах и складках платья, и им обеим хватает выдержки, чтобы не оглядываться вокруг в испуге и не привлекать к себе тем самым ненужное внимание.
Они ничем не отличаются от прочих служителей и посетителей, многие из которых также тихо беседуют в мнимом уединении ниш со скамейками. Когда разговор заканчивается благодарностями и благословениями, леди Ларра, покидая Септу Бейлора, легко сливается с толпой, тогда как оставшаяся Тиена как ни в чем не бывало возвращается к своим обязанностям, которых у нее на деле выходит не так уж и много, а сегодня и вовсе достаточно следить за свечами и отвечать на редкие вопросы верующих. Благодаря этому остается много времени на собственные мысли, которые после пары задумчиво-рассеянных кругов по Септе приводят ее к алтарю Старицы.
"Освети мне путь, Старица."
Привычно проверив, что не погас вечный огонь в золотом фонаре, высоко поднимаемом резной фигурой, Тиена внимательно вглядывается в морщинистое лицо богини, как будто надеясь, что статуя оживет, улыбнется понимающей улыбкой много повидавшей на своем длинном веку женщины и ответит на все вопросы, тревожащие Змейку. Блики от огня и тени играют на лице Старицы так, что создают впечатление жизни и движения, но игра света обманчива, и мудрая богиня не спешит сходить со своего пьедестала.
Тиена молит ее о мудрости для себя и для отца, просит о помощи в поиске полезных сведений, умоляет дать ей подсказку, потому что все больше и больше ей кажется, что она зашла в тупик и перестала приносить пользу. В этот раз переданные через леди Ларру новости были скупы и малоинтересны, и Тиена боится, что и к следующему разу она не узнает ничего, что могло бы помочь отцу.
Чье-то осторожное прикосновение отвлекает ее на середине молитвы, в которой просьбы к Старицы причудливым образом смешиваются с выстраиванием планов на ближайшее будущее, но оборачивается и улыбается Тиена без каких-либо признаков раздражения. С легким любопытством она рассматривает обращающегося к ней немолодого мужчину и его одеяния, напоминающее бесформенные одежды мейстера, но лишенное их подчеркнутой скромности. Разглядеть мейстерскую цепь на его шее ей не удается, но она не спешит делать выводов, полагая, что та просто могла затеряться в складках его одежды.
- Буду рада вам помочь.
Его вопрос, отличающийся от обычных для Септы просьб, заставляет ее присмотреться к нему еще внимательнее: загадочные посыльные влиятельных особ - это интересно, это как раз то, что она ищет. Может быть, Старица уже ответила на ее молитвы, послав ей этого человека?..
- Вам придется немного подождать: Его Святейшество скоро закончит принимать исповеди, и тогда я доложу ему о вас. Могу я передать ему имя приславшей вас особы, если, конечно, оно не является тайной? - В ясном взгляде и мягкой улыбке Тиены не видно ни единого намека на то, как сильно ей самой хочется узнать это имя и содержание послания. Может, ей повезет узнать что-то за то недолгое время, что им придется ждать септона?..

+1

4

Квиберн подавил досадливый вздох, убедившись, что без ожидания к первосвященнику  не попасть. Неприятная задержка, пожалуй, к тому времени, когда он покинет септу, все покупатели с рынка разойдутся, а торговцы закроют лавки. Значит, работу придется отложить как минимум на день. Ну да ничего не поделать. Разжалованный мейстер, храня на лице подобающее моменту выражение смиренного ожидания, присел на одну из скамей, стоящих в многочисленных нишах. Молоденькая септа разглядывала его с доброжелательным любопытством, но вот ее вопрос Квиберну не понравился.
- А? О чем вы спросили? - он скользнул по личику участливо склонившейся над ним служительницы Семерых рассеянным стариковским взглядом. И тут же, не дав повторить вопрос, заговорил о другом.
- Да… нынче наверно много желающих исповедоваться. В трудные времена люди всегда молятся усерднее и жертвуют богам больше, чем в дни благоденствий... -
Женщина вежливо слушала этот пространный монолог, из деликатности не решаясь прервать, вздумавшего поразглагольствовать с ней пожилого прихожанина. А он продолжал тираду, не давая молоденькой септе ни возможности уйти, ни вставить слова. Пусть она сочтет его старым чудаковатым болтуном и забудет о своем вопросе, а как только завершится исповедь, известит первосвященника о визитере, больше от нее ничего не требуется. Особой необходимости делать тайну из предстоящего визита королевы-регента в храм, Квиберн не видел, но все же, пусть лучше молоденькая септа останется в неведении, осторожность, даже пусть и совершенно излишняя, никогда не бывает во вред.
- Я побывал в разных землях и видел, как молятся разным богам,  Старые боги, Красный бог, Утонувший бог, Ночной Лев, Великий жеребец. Люди просят у них сил, здоровья, богатства… А на востоке, в Эссосе,  молятся Многоликому и считают, что единственным даром о котором стоит просить богов – это смерть... -
Речь бывшего мейстера лилась гладко и без запинок, он вещал о религиозных культах, подробно рассказывал о различных религиозных ритуалах, о снадобьях которые используют жрецы и маги за Узким морем, не преминул упомнить и о свитках, привезенных им с востока, о картах которые там составлял. Похоже он  совсем заморочил голову бедняжке септе, та вовсе забыла о своих вопросах, слушала с неподдельным интересом, который даже слегка польстил ученому человеку. Так продолжалось ровно до того момента пока высокая дверь внутренних покоев не скрипнула, выпуская наружу того, чью исповедь только что слушали уши Его Святейшество. Как только исповедовавшийся вышел, Квиберн подхватил свою собеседницу под локоток и споро повлек ее к нужным дверям. Во второй руке он сжимал свиток с оттиском львинной головы на восковой печати.
- Скорей-скорей, - торопил он, опять же не давая девушке вставить ни слова, - Скорей известите обо всем Его Святейшество. -
Не дожидаясь пока девушка опомниться он аккуратно, но настойчиво водворил ее в приоткрытую дверь внешних покоев  и тут же прикрыл за ней створку. Ну вот, теперь, наконец, этот Верховный старый гриб его примет, всего-то и надо передать письмо от королевы, понаблюдать как он воспримет известие о ее скором визите и, не вдаваясь в долгие дискуссии, покинуть септу. Дело двух минут. Может быть, и лавка травника еще не закроется, очень бы хотелось его застать, тем более, тот обещал раздобыть для него кое-какие редкие порошки из Эссоса.

Отредактировано Qyburn (15 Дек 2014 15:54:22)

+1

5

То, как ловко "посыльный" уходит от ее осторожного вопроса, на который он вполне мог бы без всяких хитростей ответить отрицательно и тем самым сохранить тайну влиятельной особы, заставляет Тиену присмотреться к нему еще внимательнее. Ее мучает непростой вопрос о том, была ли эта рассеянность следствием обычной задумчивости пожилого человека или же искусной уловкой, призванной отвлечь ее от расспросов. И если сначала Тиена готова поверить в непредумышленность и естественность резкой смены темы разговора, то чем больше она наблюдает за мужчиной и чем дольше слушает его длинный рассказ, в который ей не позволяется вставить не то что уточняющий вопрос, но даже понимающее поддакивание, тем сильнее склоняется ко второму предположению.
Он стремительно скачет с темы на тему, начиная с описания религий и заканчивая перечислением чужеземных снадобий, о некоторых из которых ей доводилось слышать от отца или читать в привезенных им книгах. И если на долгих разглагольствованиях о заморских традициях ей с трудом удается сдерживать раздраженные вздохи и усилием воли сохранять почтительное внимание на лице, то всякое упоминание каких-либо отваров и их ингредиентов возвращает в ее неотрывно устремленный на него взгляд искренний интерес и даже воскрешает желание задать пару вопросов - в этот раз не о цели его визита в Септу (впрочем, об этом, чтобы пожилой хитрец себе не думал, она тоже не забывает), но о его далеких путешествиях и увиденных в них диковинных зельях. Однако раз за разом он не дает ей вставить и слова, будто специально начиная говорить еще быстрее, и ей остается только слушать едва ли не с затаенным дыханием и мечтать о том, чтобы хотя бы краем глаза заглянуть в упомянутые им свитки.
А посыльный все еще не выдает никакой личной информации - Тиена все еще не знает ни его имени, ни рода деятельности, кроме упомянутой неясной службы на влиятельную особу. Когда Верховный септон освобождается и обрадованный мужчина резко обрывает свой рассказ, Змейка расстраивает и из-за незаконченного повествования, и - еще больше - из-за того, что упустила щедро подаренную богами возможность выведать что-то не о заморских священниках, а о куда более близких и опасных людях. Она не сопротивляется и не пытается остановиться, подчиняясь настойчивому посыльному и беспрекословно позволяя ему практически запихнуть себя в покои Верховного септона. И ее покорность награждается мельком замеченной печатью на свитке, который посыльный успел достать откуда-то из складок своей одежды, - печатью с легко узнаваемой львиной головой, приоткрывающей завесу тайны над личностью загадочной влиятельной особы.
Ланнистеры. Только кто из них - тех четверых, кто действительно обладает властью, а не следует тенью за своими влиятельными родственниками? И, куда важнее, с какой целью?
Верховный септон - невысокий сутулый старик, по слухам, в три раза по объему меньше своего предшественника, - улыбается ей устало, и она, успевшая привязаться к искренне верующему, доброму и не слишком умному старику, не может не ответить улыбкой. Вкратце описав требующего встречи посетителя, Тиена получает разрешение впустить его и выходит за двери.
- Его Святейшество готов вас принять. - Она впускает разговорчивого посыльного внутрь и, предполагая, что ее присутствие дальше будет нежелательным, собирается закрыть за ним дверь - со стороны коридора, разумеется. Но Верховный септон опережает ее намерения:
- Налей мне вина, Мелани. И гостю тоже, если он пожелает.
Подавив улыбку, двери Тиена все же закрывает - только теперь уже находясь в покоях, а не перед ними. Послушно разливает вино по кубкам и ставит их перед септоном и посыльным, все еще молчащим, возможно, из-за нежелания все же раскрывать тайну в ее присутствии. Снова собирается уйти, чтобы не мешать, и опять септон ее останавливает.
- Останься, это же не исповедь. Разбери пока те бумаги. - Он указывает на стопку посланий, счетов и прочих документов: старый септон уже потерял былую остроту зрения и часто поручал часть бумажной работы своим помощникам, так что в этой просьбе нет ничего удивительного. Тиена послушно кивает и садится с бумагами в стороне, удерживая себя от любопытных взглядов на посыльного и все же внимательно прислушиваясь к их разговору.

+1

6

Пробыв за дверью буквально минуту молоденькая септа, вышла обратно, уже с тем, чтобы впустить в покои ожидающего посыльного.
– Ваше Святейшество… – Квиберн, войдя, поклонился почтительно. Сам он давно уже не испытывал трепета ни перед богами, ни, тем более перед их служителями, но приветствуя первосвященника посчитал нужным проявить благообразие. Сидящий перед ним человечек был стар, сгорблен и сухощав, под его набрякшими веками залегли синие тени. Опытным глазом медика Квиберн определил, что у Его Святейшества вероятно есть проблемы с сердцем, да и вообще слабое здоровье. Он пока еще не знал, как эта информация может пригодиться, но что она может пригодиться, не сомневался.  Верховный септон благожелательно улыбнулся и жестом пригласил занять кресло напротив.  Квиберн, хоть и не видел нужды рассиживаться, вынужден был опуститься на указанное место, аккуратно расправ складки белого одеяния.
Налей мне вина,  Мелани. И гостю тоже, если он пожелает.–
Гость желает поскорее отдать письмо и откланяться…
Но приходиться  вежливо пригубить напиток, надеясь, что теперь молоденькая помощница покинет покои и можно будет, наконец, приступить к делу. Но нет же, Святейшество, словно нарочно, усадил девчонку за какие-то бумаги. Впрочем, едва ли нарочно, не стоит переоценивать этого старикашку, да и такой уж  большой беды в присутствии юной служительницы богов Квиберн не видел, если даже молоденькая септа и уяснит что-то из более чем краткой беседы, поведать об этом сможет разве что Старице, а уж та промолчит. Сочтя, что правила формальности  уже достаточно соблюдены, Квиберн аккуратно отставил кубок, еще раз вежливо склонил голову, благодаря за угощение, затем выложил на стол перед старикашкой, благодушно ожидавшим начало беседы, принесенный свиток. Тот подслеповато сощурился, разглядывая печать, потом снова благожелательно заулыбался.
- Обычно милорд Тирион присылал мальчика с известиями, но он был так же немногословен, как и вы. Правда, с тех пор, как милорд перестал быть десницей короля….-
– Нет, – прерывая разболтавшегося священника, Квиберн постарался, чтобы его голос прозвучал как можно мягче, – Не милорд Тирион… прочтите…– он подвинул письмо ближе. Старикашка пару раз растеряно моргнул, потом надломил печать и медленно заскользил глазами по строкам. Квиберн молча наблюдал, привычно спрятав кисти рук в широкие рукава и удерживая на лице все то же благообразно-постное выражение. Он уже успел выяснить, что Его Святейшество, очевидно, не раз получал какие-то указания от младшего из Львов, в бытность того десницей. Это, пожалуй, стоит сообщить королеве. Влиятельная персона, являющаяся ставленником врага, это может быть чревато неприятностями, а то, что Тирион Ланнистер для королевы первый враг Квиберн уяснил еще в первый день пребывания в Красном замке. Судя по скисшей улыбке, информация о предстоящем визите Его Святейшество не то, чтобы напугала, но, как минимум, повергла в растерянность,  во всяком случае,  хорошего от предстоящего королевского этого визита он точно не ожидал.  Что ж, возможно и это наблюдение тоже как-то пригодиться, возможно. Квиберн поднялся, бесшумно и аккуратно отодвинув стул, выжидательно глянул на Верховного септона, не сочтет ли тот нужным что-то добавить? Но старый святоша, погруженный в раздумья,  лишь  покивал, словно соглашаясь с тем, что беседа окончена. Еще раз поклонившись, посыльный королевы,  с чувством выполненного долга двинулся к дверям, спеша покинуть септу.
Его Святейшество, похоже, не отличается ни умом, ни инициативностью, такой будет старательно говорить то, что велят, да вот только велят ему, похоже, с разных сторон и разное…
Проходя мимо корпевшей над бумагами девушки, он по-отечески ей улыбнулся.

На рынке его ждало разочарование. Медник и стеклодувы успели сложить свой товар, а травник сообщил, что корабль из Эссоса, капитан которого доставляет в лавку редкие снадобья, еще не прибыл, однако пообещал отправить к покупателю посыльного, как только товар будет на месте. Квиберн несколько раз скрупулезно объяснил ему, где именно находиться его лаборатория и назвал свое имя, присовокупив к этому несколько мелких монет, в качестве аванса. Убедившись, что торговец все запомнил правильно и точно не отправит посыльного в другое место, он зашагал в свои владения, невольно ускоряя шаг, словно нетерпеливый жених, спешащий на встречу с возлюбленной.

Отредактировано Qyburn (28 Дек 2014 23:02:04)

+1

7

Часть ее сомнений развеивает короткий обмен репликами между септоном и посланников: одного из четырех влиятельных Ланнистеров можно вычеркнуть, бывший десница не имеет отношения к этому письму. Но кто же тогда? Тиена прислушивается, продолжая раскладывать доверенные ей документы и отделяя важные от незначительных, но ни один голос не прерывает больше повисшую тишину, наполненную шорохом бумаг и мягким шелестом одежд. Она поджимает губы в мимолетном разочаровании, когда становится понятно, что едва начатая беседа на этом и заканчивается. Но внимательный взгляд из-под полуопущенных ресниц позволяет ей заметить, куда именно старый септон небрежно откладывает прочитанное письмо: уж она-то не упустит возможность краем глаза заглянуть в столь интересное послание.
Посланник безмолвно уходит, и Тиена провожает его любопытным взглядом, бегло улыбаясь ему в ответ. Но как только за ним закрывается тяжелая дверь, она вскакивает на ноги и подходит к септону. Подсовывая ему отобранные счета и письма, она щебечет что-то озабоченное, привлекая его рассеянное внимание, и через его плечо быстро заглядывает в письмо, на ее счастье оставшееся развернутым. Острое зрение легко различает аккуратно выведенные слова: "вдовствующая королева Серсея... в Септу Бейелора... для беседы с Его Святейшеством... сохранять в тайне..."
Ей приходится прикусить губу, чтобы не расплыться в довольной улыбке: Старица ответила на ее молитвы, подарив ей встречу с приближенным самой королевы. Теперь бы только не упустить эту возможность, не потерять из виду человека, возможно посвященного в некоторые тайны семейства Ланнистеров.
Под первым же надуманным предлогом Тиена спешит оставить задумчивого септона в одиночестве и, забыв о всякой степенности и размеренности, почти выбегает из септы. Примечательное белое с золотом одеяние безымянного посланника едва виднеется в толпе, когда Тиена отлавливает пробегающего мимо нее мальчишку-оборванца и, с однозначным намеком крутя перед его носом мелкой монетой, коротко приказывает ему проследить за тем человеком. Мальчишка кивает, жадно глядя на монету, обещает все сделать и быстро исчезает в толпе.
А она пока что возвращается в септу: заканчивает дела у Верховного септона и спускается в зал свечей к временно оставленным ею обязанностям. Но там пусто и тихо, нет ни молящихся, ни других служителей, и после беглой проверки свечей Тиена устраивается на лавочке около входа и задумчиво теребит конец разноцветного пояса, терпеливо ожидая возвращения мальчишки.
Тот не заставляет себя ждать: прибегает, довольно улыбается и выкладывает узнанное тремя частями, заполняя паузы выпрашивающими взглядами и продолжая говорить лишь после того, как в его требовательно протянутую ладонь опускалась очередная монета. Тиена слушает и повторяет про себя наконец-то узнанное имя посланника и место его проживания - оборванец с трудом выговаривает неизвестное ему слово "лаборатория", безбожно путая в нем буквы местами, и она не сразу догадывается, что он имеет в виду. Только все это ей мало помогает: не может же она просто так явится к нему! Немного подумав, она показывает мальчишке еще несколько монет, но сжимает ладонь прежде, чем он до них дотрагивается, и обещает отдать их только тогда, когда мальчишка дождется появления того капитана, о котором говорил травник, и сообщит об этом ей. Оборванец морщится недовольно, но жадность в итоге пересиливает, и он убегает ждать.

Возвращается мальчишка лишь на следующий день, когда свободная от любых обязанностей Тиена бездеятельно прогуливается по нижним залам септы. Нашедший ее оборванец, задыхающийся от быстрого бега, не успевает даже ничего сказать: она на ходу бросает ему приготовленные монеты и спешит в лавку травника. Ей везет оказаться там первой: Квиберна, ее вчерашнего знакомого, пока нет, но посыльный наверняка уже отправился за ним.
Тиена приветливо кивает травнику: она не раз брала у него различные травы, в основном для укрепляющего отвара Верховному септону, и торговец успел уже ее запомнить. Обмениваясь с ним незначительными фразами, она выбирает травы для пополнения своих запасов и лишь потом с любопытством обращает взгляд на заморские редкости, которые травник заботливо выкладывает на прилавке. Большая их часть ее мало интересует, что-то у нее даже есть, но ее внимание быстро привлекает небольшая горстка засушенных листьев с едва уловимым пурпурным оттенком - тех самых, из которых изготавливается Душитель. Стараясь не выдавать своего интереса, она осведомляется у торговца о цене и расстроенно поджимает губы: много меньше, чем они стоят на самом деле, и много больше, чем у нее сейчас есть, хотя эту же сумму в Дорне она не сочла бы значительной. И все же - торговец не знает об истинной ценности этих листьев и цену завышает лишь из-за их происхождения, а не из-за основного назначения. Неудивительно: рецепт Дущителя во всем Вестеросе знает пара десятков человек, большинство из которых безвылазно сидит за стенами Староместа.
Разглядывая эту редкость и жалея о невозможности ее приобрести и использовать, Тиена за собственными расстроенными вздохами не замечает даже появления того человека, ради которого она так спешила в эту лавку.

0


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Красный замок » King's Landing l Go Your Way


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC