FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Чёрный Замок » Mercy


Mercy

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

MERCY
http://sa.uploads.ru/t/GKlDk.png
Don't cry mercy,
There's too much pain to come.

~ Участники:
Robb Stark & Jaime Lannister
~ Время & место событий:
298 после В.Э., Риверран.
~ Краткое описание сюжета:
Риверран отбит, Джейме Ланнистер схвачен, можно уже и писать Тайвину Ланнистеру письмо с условиями Севера. Но Эддард Старк убит, и теперь всё легло на плечи нового Короля Севера — Робба, первенца Старков. И от Станниса приходят странные письма о бастарде, что теперь занимает Железный Трон, о коих и решает сообщить новоиспечённый король своему пленнику.

Отредактировано Robb Stark (3 Дек 2014 08:05:09)

+1

2

Уже смеркалось, и повсюду слышались крики его людей. Король Севера! Король Севера! — повторяли они, запивая свои восторженные оры кто элем, кто пивом, а кто и вином. Странно, думал Робб, проходя мимо одной из таких шумных залов, а ведь их лорда казнили буквально на днях. Возможно, Старк бы порадовался вместе с ними, сидел бы там и опрокидывал в себя один кубок вина за другим, однако новости, обрушившиеся на него так внезапно с его победой, начисто отбили всю тягу к улыбкам и празднованиям. Наверняка его мать, сидевшая где-то в покоях своего родного замка, согласилась бы с ним.
Ворон за вороном, и один хуже другого. Первое письмо было от Станниса Баратеона, но Робб почему-то позабыл его прочитать, а после и вовсе отдавая предпочтение вестям из Королевской Гавани, коих со всеми этими переправами и битвами не получал так долго. Письмо было коротким, без всех этих формальностей буквально в предложение или два, но складывались они в весьма не весёлую картину. После он долго сидел рядом с матерью, обнимавшей его, и не мог поверить, что всё это действительно происходит с ним, с их семьёй. Даже Теон, никогда особо не питавший чувств к Старкам, ходил, словно в воду опущенный. Для всех эта новость далась тяжело. Но вот уже вечером Робб стал Королём Севера, а залы наполнились криками, запахом вина и громкими клятвами. Странно, вновь подумал Молодой Волк, уходя всё дальше от светлых помещений в тёмные коридоры.
Послание от Станниса, которое Робб прочитал последним, ровным счётом, не сказало ничего нового. Кроме, разве что, одной вещи. "Джоффри Баратеон не сын моего брата. Он бастард, рождённый от Ланнистеров, мерзких кровосмесителей", — писал лорд Драконьего Камня. Неужели Бран и отец... Обычно Робб обрубал эту мысль, как только думал об этом, и сейчас исключений не было.
Ноги несли его дальше, как можно дальше по коридорам Риверрана, но он то там, то здесь всё равно натыкался на своих солдат.
Ваша милость, — учтиво склоняли головы они и уступали дорогу Молодому Волку. К этому надо ещё привыкнуть, Старк нервно сжал шерсть Серого Ветра, что ни на минуту не оставлял своего хозяина, как, впрочем, и всегда.
В темницах на своём веку он бывал не так уж и часто. И то, разве что, когда ребёнком играл с Джоном Сноу или кракеном-Грейджоем. В те годы она ему казалась мрачной и холодной, да и теперь впечатления особо не изменились, пусть и не был он дома. Отвратительное место. Хотя Цареубийце такие покои и положены. Кивнув стражникам, чтобы открыли дверь, Робб вошёл вместе со своим лютоволком. Ланнистер сидел у стены. Грязный, со спутанными волосами, которые теперь от половой тряпки не отличишь, закованный в кандалы. Королю так и хотелось обнажить свой меч или позволить своему волку перегрызть Ланнистеру горло, но он лишь молчал и надменно смотрел на рыцаря, плотно сжав губы, словно и не ради разговора он пришёл, а просто посмотреть на то, что стало с некогда прославленным гвардейцем.

+4

3

Так это была не шутка - насчет Неда Старка. Вот уж действительно, нарочно не придумаешь, чтобы благородный Нед Старк по уши влип в дерьмо и не выплыл - это что же такое должно было произойти?.. Он-то, Джейме, полагал, что к Старку грязь вовсе не пристает, иначе с чего бы он так кичился своим благородством.
И сын, между прочим, пошел в отца - кажется. Только вот отцовского опыта молокососу все же недоставало. Возможно, когда-нибудь он поразмыслит на досуге и поймет, что далеко не все то золото, что блестит, и не все то дерьмо, что резко пахнет, а пока... Молодой Старк вел себя по отношению к знатному пленнику примерно так: мне сказали, что я должен ненавидеть Цареубийцу, и я ненавижу проклятого Цареубийцу, потому что мне так сказали. У его матери в этом смысле и то было больше мозгов.
Джейме повидал на своем веку немало знатных пленников. Обыкновенно те жили заложниками при дворе, никто не заковывал их в цепи и не макал лицом в грязь - от опрометчивых поступков всех тех, кто был хоть сколько-нибудь связан с такими людьми, удерживало разве знание, что если вдруг вздумаешь взбрыкнуть - твоим родным тоже не поздоровится, так что думай, прежде чем делать, крепко думай. С пленным львом церемониться не особенно стали, тут же заклепали на его шее увесистый ошейник и с почетным эскортом сопроводили вниз, в подземелье Риверрана, выбрав, как показалось Ланнистеру, самую темную и сырую камеру. Пленника, понятное дело, исправно кормили и даже изредка меняли прелую солому, служившую подстилкой угодившему в западню льву - и только. Никаких посетителей, кроме разве Кейтилин Старк. Никаких разговоров - Джейме уже потихоньку начинал разговаривать сам с собой, скорее затем, чтобы вовсе не сойти с ума. И самое, пожалуй, неприятное - никаких новостей. Наверняка Талли послали птицу в лагерь его отца. Не может быть так, чтобы отец не знал. Еще бы Талли не похвастались, сам Цареубийца угодил в их ловушку, теперь Тайвин Ланнистер вынужден будет десять раз подумать, прежде чем один раз сделать. И все же - они могли бы для разнообразия поделиться с пленником хоть какими-нибудь новостями. Плевать, что он их пленник - он все еще Ланнистер, а это родовое имя кое-что да значит.
В его конуре было темно и тихо, и непрестанно капало с потолка. Джейме слышал сквозь толщу каменной кладки едва различимое журчание - Камнегонка убаюкивала его, и он охотно устроился бы поспать, только вот цепь, которой он был прикован к стене, оказалась чересчур короткой, можно было разве сидеть, привалившись спиною к стене. Джейме даже наловчился спать в таком скрюченном положении, только, когда он просыпался, шею и плечи ломило так, что хоть на стену лезь.
Дверная решетка его камеры вздрогнула и поехала в сторону, сопровождая процесс весьма неприятным скрипом. Джейме, уже задремавший, сощурился против света факела, а затем учуял запах мокрой псины. Робб Старк какого-то Иного явился к нему вместе со своим лютоволком - должно быть, он и в кровать возьмет это животное, когда настанет время обзавестись королевой.

+4

4

Сир Джейме из рода Ланнистеров, старший сын Тайвина Ланнистера, лорд-командующий Королевской Гвардией, Цареубийца... Что есть любое из твоих имён, когда ты пленён своими врагами и заточён в вонючей камере тюрьмы их замка? Робб не знал. Но теперь, кажется, догадывался, хотя и не сказать, чтобы он прям так этого и не знал. Заключённых он не видел не так уж часто, однако на дезертиров, которых казнил отец, насмотрелся в свои годы вдоволь. Обычно нарушивших клятву хватали сразу, незамедлительно сообщали отцу, а тот уже после обагрял свой Лёд кровью, но выглядели эти ублюдки так, словно у них отобрали их прежние имена, какие-никакие титулы, потом бросили всё это в грязь, растоптали, а после швырнули им в лицо. Как бы дерзко Ланнистер ни смотрел на Старка, Робб думал, что гвардеец тоже уязвлён. Ведь что есть его имя прямо здесь и сейчас? Ничто. Правда, ничто, которое он наверняка обменял бы на своего отца. Обменял бы.
Мой отец мёртв, — холодно проговорил Молодой Волк, хотя в этом особой не было нужны, Цареубийца и так это знал. Фраза далась ему тяжело, но он всё же произнёс эти страшные слова. Страшные слова для всей его семьи. Конечно же, Джейме Ланнистеру от этого ни тепло, ни холодно не было. Да и Старк пришёл сюда не за утешениями.
Я бы мог приказать своим людям принести твою голову, — продолжал юноша, не сводя синих глаз с пленника. Честно говоря, даже приказа бы не потребовалось. Север помнит, а многие в битве за Риверран погибли от меча сына Тайвина.
Но... — Робб не стал договаривать. Да, отец мёртв, но мёртвый Ланнистер, разве что, позабавит и удовлетворит его северян, когда как в Королевской Гавани ещё были его сёстры. Санса и Арья. Робб понадеялся, что хотя бы сейчас девочки, ранее ссорившиеся по несколько раз на дню, держатся вместе.
Станнис Баратеон послал воронов всем великим домам Вестероса.
Говорить про девочек Старк и не собирался. Мать настаивала на их возвращении, но будет ли предполагаемый обмен справедливым? По крайней мере, не для Севера, и Робб знал это точно. Стоит отпустить Цареубийцу, мятежа не избежать. Сестёр можно вернуть и другим способом. А Ланнистер пусть пока беспокоится о своей заднице, раз Эддад Старк мёртв. Хотя маловероятно, что Джейме не был в курсе своей ситуации.
Пусть Робб и говорил тихо, пусть пламя от факела иногда потрескивало, он знал, что пленник его слышит. Проведя рукой по спине своего лютоволка, парень вновь посмотрел на гвардейца. Если то, о чём писал Станнис, правда, Джейме должен хоть как-то среагировать на сии слова. И король Севера ждал этой реакции.

+4

5

Значит, Станнис Баратеон. Вот это действительно будет веселье. Станнис вступил в войну, надо же. Оторвал жопу от своего стула на Драконьем Камне и вступил в войну. Решил, видимо, что раз уж Роберт не отдал ему Штормовой Предел, так можно попробовать оттяпать себе все королевство.
Правда вот, остальное, сказанное Старком, ровным счетом ни о чем не говорило. Подумаешь, Станнис Баратеон вздумал заявить о своих правах на престол и оповестить об этом всех высоких лордов Семи Королевств. Джейме даже пожалел, что покинул Королевскую Гавань - посмотреть бы, как грызутся за власть Станнис и Ренли, а там и помереть не страшно. Конечно, справедливости ради, Станнис и был прав в своих притязаниях, но говорить об этом с кем бы то ни было Джейме не желал.
- И... мне порадоваться за него? - заговорил Джейме и поразился, как чуждо звучит у него голос. В самом деле, Старк не снизошел бы до разговора с пленником, если бы в письме Станниса не было нечто такое, что касалось бы пленника напрямую. А если учесть желание Станниса устроить на троне свою тощую задницу... то, кажется, содержание письма Джейме уже знал.
Стало быть, Старк явился побеседовать с ним по душам. Обсудить его постельные подвиги, плод одного из которых сейчас по идее должен быть сидеть на троне и мешать сразу всем - Старку, Ренли, даже вон Станнис места себе не находит, хотя с его-то характером впору промолчать, проглотить и дальше охранять вверенную ему старшим братом груду камней. Обычно разговоры о девках сопровождаются выпивкой и присутствием оных, а в своей камере Джейме не наблюдал ни девок, ни хоть сколько-нибудь подходящего пойла, не говоря уже о том, что появление Старка в тот самый миг, когда он всерьез понадеялся уснуть, не поднимало ему настроения.
- Или ты пришел уточнить, не читал ли я его писем? - с потолка капало, несколько капель скатились за шиворот и поползли вниз по спине, холодные, заставившие Ланнистера зябко передернуть плечами. - Вороны не знают дороги в это славное место... наверное, к счастью, иначе они бы все здесь обосрали.
Джейме готов был поклясться чем угодно и расписаться кровью, что больше всего на свете Старк хочет его придушить. Голыми руками оторвать ему голову, упаковать в ящик и отправить в Королевскую Гавань, словно бы это вернуло ему его отца. Можно подумать, это ему, Джейме, пришла в голову идиотская мысль поиграть в правосудие. Письма из Королевской Гавани ему не читали, однако он был уверен - Серсея постаралась, уж неизвестно, почему.
Джейме смахнул с ресниц невольные слезы, выступившие от слишком яркого, как ему казалось, света, поджал колени к груди - так было удобнее сидеть.

+3

6

Ты прекрасно знаешь, о чём я, Цареубийца, — процедил Робб, и лицо его исказилось в гримасе отвращения. — Король, что сейчас сидит на Железном Троне, не истинный король. И не сын Роберта Баратеона.
Странно, что о последнем никто так и не догадался. Сын Эддарда сам удивлялся тому, как упустил подобную деталь, когда ещё познакомился с принцем в тот королевский визит в Винтерфелл. Старк и до приезда короля много слышал и пройденных им битвах, и о нём самом, и Джофф и близко не был похож на своего отца. Не только внешне.
Он не питал отвратных чувств к бастардам. Сам жил и рос бок о бок с Джоном Сноу, незаконнорожденным сыном Старка. Но Джон не рубил голову тем, кто называл его бастардом, и не скидывал невинных детей из окна. Напротив, Сноу пытался быть дружным с дочерьми и сыновьями его отца, был учтив с их леди-матерью, пусть Кейтилин и явно выражала всё своё отношение к ублюдку. Но Джоффри, как бы Робб ни был к нему терпелив, ублюдок не только по происхождению, но и по своему дерьмовому существу. И вот сейчас перед ним сидит его отец. Интересно, сильно бы сын королевы переживал, пришли им туда, в Королевскую Гавань, голову Джейме Ланнистера? Или хотя бы известие о его смерти. И почему-то Роббу казалось, что мальчишке было бы всё равно.
Джоффри — твой бастард. Плод инцеста.
Таргариены тоже славились связями со своими братьями и сёстрами. Чистоты крови ради, так говорили и старуха Нэн, и мейстер Лювин. И при властвовании драконов это считалось вполне нормальным и даже закономерным, но вот Молодому Волку сие извращение казалось диким. Как может брат спать с сестрой? Как сестра может родить дитя от родной крови? Санса казалась ему красивой, даже очень красивой для своих лет, но он никогда о ней не думал как о своей любовнице. Никогда не представлял, как будет целовать младшенькую, Арью, не говоря уж о дальнейшем. Более того, за такие мысли он бы возненавидел самого себя. К сёстрам полагается относиться как к сёстрам, а не подминать под себя, как только представится случай.
Робб бы спросил, а знал ли Тайвин об их связи? Был ли кто-нибудь ещё в курсе, не считая Станниса Баратеона и Эддарда Старка, правды о принцах и принцессе? Спросил бы, но не стал. И так уже знал ответ. Если кто и знал всей правды, то предпочитал помалкивать в тряпочку, не желая лезть, куда не просят. А вот другие молчат по другим поводам. С ними и договариваются иначе. Например, выталкивают из окна.
И мой отец узнал это, — закончил Робб, снова сжимая загривок лютоволка. Кажется, Серому Ветру тоже передалось его настроение, и волк тихо зарычал, оскалившись.

Отредактировано Robb Stark (9 Дек 2014 14:47:53)

+3

7

- Скажи еще, что ты не знаешь, будто от того, что спишь с женщиной, появляются дети, - Джейме почти равнодушно повел плечами, это его движение сопроводил лязг цепей. Собственно, все, как он и предполагал. Станнис не придумал ничего умнее, кроме как заявить о своих правах на престол на том только основании, что Джоффри - не сын Роберту, да и вообще ему никто. Сейчас. Серсея его живьем проглотит, она таких Станнисов на завтрак, на обед и на ужин - пачками.
А вот о том, что Нед Старк узнал, Джейме слышал вовсе впервые. Вот так новость. Нед Старк сам пронюхал, или кто-то подсказал, неважно - важно, что он наверняка поперся с этим к Серсее или еще куда. То-то его так быстро разлучили с собственной головой. Джейме так ясно представил Неда Старка, распинающегося перед Серсеей, что с его губ невольно сорвался весьма ядовитый смешок.
Конечно, его отец знал, потому и помер. И его брат знал, потому и сверзился вниз с башни. Только вот о младшем Старке Джейме предпочел бы пока не говорить. Не то, чтобы ему было жаль невинное дитя, которое вздумало шпионить за ним и его сестрой - и получило, как считал сам Джейме, вполне себе по заслугам. Просто ему и так пришлось несладко в последние несколько дней, а тут еще и Старк со своим морализаторством.
- Какое тебе дело до того, с кем я сплю? - ошейник натер на его шее приличных размеров кровавую ссадину, которая ко всему прочему еще и чесалась, Джейме немного сдвинул неподатливую железку, потирая шею, перепачкал пальцы в крови. - Твой отец настолько скучал в своей постели, что ему приспичило совать нос в чужие? В таком случае я ему даже не сочувствую, - Роббу Старку его слова могли и не понравиться. Да что там - определенно не понравились бы. То-то он так вцепился в загривок своего зверя, ни дать ни взять пытается худо-бедно удержаться от того, чтобы спустить зверюгу на скованного по рукам и ногам пленника - останавливает только то, что пленник этот стоит самое меньшее двух девчачьих голов.
Впрочем, ублажать Робба Старка разговорами Джейме вовсе не был намерен. Да и говорил он, по сути, чистейшую правду. Ему всегда было наплевать на то, кто, как и с кем делит между собою Железный Трон. И то, что на троне сейчас покоилась задница его первенца, вовсе его не грело и тем более не раздражало. Никак. Подумаешь.
Он всего-навсего переспал со своей сестрой. Раз. И два. И еще многажды по два. А что от их с Серсеей любви народился претендент на власть над Вестеросом - да и чихать.
- Если ты хочешь, чтобы Джоффри подвинулся и освободил тебе трон, - от долгого сидения в одной и той же позе ноги стали затекать, Джейме вытянулся у стены, загремев кандалами, - так пойди и скажи ему. От того, что ты расскажешь это мне, толку не будет, уверяю тебя.

+3

8

Скажи еще, что ты не знаешь, будто от того, что спишь с женщиной, появляются дети.
Робб бы наверняка покраснел, скажи кто ему такое, да ещё и в лицо. Мальчики, знаете ли, любят в свои не совсем внушительные годы жизни казаться старше, сильнее, мудрее. Но так было бы раньше, до того, как ему стать королём. Даже до того, как его отец поехал в эту треклятую Гавань. А сейчас он уже не мальчик. Однако Ланнистер явно думал иначе. Цареубийца насмехался, говорил так зло, как, наверное, следовало бы говорить Роббу с самого начала. Но нет. Не так воспитывали сына Старка. Пусть лев рычит. Загнанное зверьё всегда бухтит, пытается порвать свой ошейник и оковы, лишь бы выбраться и перегрызть глотку своему надзирателю. А что получает взамен? Только, пожалуй, кровоточащие раны. Наверное, и Джейме Ланнистеру его кандалы приносили мало приятных впечатлений.
Если ты хочешь, чтобы Джоффри подвинулся и освободил тебе трон, так пойди и скажи ему. От того, что ты расскажешь это мне, толку не будет, уверяю тебя.
Капли, на этот раз промахнувшись, едва слышно ударились о холодный каменный пол "покоев" Ланнистера. Жаль, что мимо. Когда-то Робб слышал, что так людей сводили с ума. Навряд ли от старухи Нэн в те времена ещё юный лордёныш Робб узнал подобное. Быть может, прочитал где-то. Но неважно. Столь дикие мысли уже и не пугали Старка. Он бы даже сам согласился лить ему по капле на голову, хотя предпочтительнее было бы его и вовсе без этой головы оставить. Нельзя, раз за разом, как и мысли о смерти льва, повторял Старк, не понимая, уговаривает ли он лютоволка или же... себя.
Мне не нужен Железный Трон, — твёрдо сказал король, исподлобья смотря на Джейме. — Мне нужна справедливость.
Справедливость, которой так и не получил ни мой отец, ни мои сёстры, закончил он про себя.
Нужно было просто подумать. Только подумать. А после отпустить лютоволка, и всё свершилось бы быстрее некуда. Или же вытащить меч. Будто манекен разрубаешь, а Ланнистера он считал и того ниже какой-то деревяшки. Это ведь так просто. Сир Родрик в далёком детстве лордёныша учил его, как нужно это делать. А эта война только прибавляла Роббу опыта, что вселял такой ужас в его врагов. Пальцы другой руки нащупали рукоять собственного меча, повели ниже, касаясь гарды. Он бы смог, да простят боги, смог его убить. Ему уже приходилось убивать. Я не мальчик, Ланнистер. Однажды он уже говорил это одному льву и сказал бы ещё раз уже другому.
Завтра я отправлю твоего кузена в Королевскую Гавань со своими условиями. Условиями мира.

+2

9

Зверь топорщил загривок, но не рычал. Очевидно, повинуясь воле хозяина. Который, судя по тому, как судорожно его рука обхватила рукоять меча, был бы не прочь прямо сейчас зарубить ненавистного Цареубийцу. Много, должно быть, чести в том, чтобы убить безоружного, да к тому же скованного. Сын своего отца, усмехнулся про себя Джейме.
Но вслух не сказал. Не хватало еще выслушать очередную проповедь, главным героем которой снова выступил бы Нед Старк.
Справедливость ему нужна. Будь Робб Старк хоть сколько-нибудь постарше или хотя бы осмотрительнее, сразу сообразил бы, что справедливости не бывает, хоть ты лоб себе разбей. Справедливости желал его отец - много ли он получил? Было ли справедливо то, что в обмен на правду его выволокли на площадь в цепях, как преступника, и отсекли ему голову?
А Джейме подобной правды не особенно смущался. Была бы на то его воля, он пошел бы к отцу и заявил бы, что весь выводок Серсеи - вовсе не от мужа-короля, а от него, от Джейме, а королю как нельзя лучше приличествуют рога с его же герба. Так ведь нет, Серсея настояла, чтобы он молчал, и он молчал. Усадить Джоффри на трон тоже было ее идеей, а ему теперь приходится выслушивать все дерьмо, которое предназначается в равной степени Джоффри и его матери.
- Завтра я отправлю твоего кузена в Королевскую Гавань со своими условиями.
- Это какого кузена? - брат у него был один, и сестра одна, зато кузин и кузенов, двоюродных, троюродных, седьмой воды на киселе - хоть отбавляй, и каждый из них был в равной степени безразличен Тайвину Ланнистеру. Должно быть, и Старк это понимал, иначе этот Ланнистер, который, кстати, еще неизвестно, что Ланнистер, сидел бы сейчас на одной цепи с Цареубийцей, и его так же охраняли бы, как ценного пленника, потерять которого значило вовсе голов не сносить всему Северу. И, кстати говоря, Старковы условия мира ровным счетом ничего не значат для "ценного пленника".
Конечно, Джейме хотелось вернуться домой. Не в Утес Кастерли - в Королевскую Гавань, где он уже привык чувствовать себя дома. К Серсее. Только слишком уж явно выказывать это он все равно не собирался, равно как и не собирался обсуждать это с Роббом Старком. Молокосос сделал свое дело, теперь у него на руках весьма внушительный козырь, и все же недооценивал Джейме Ланнистера он ох и зря.
- Справедливости, которая тебе нужна, у меня тоже нет, - покачал головой Джейме. - Давай начистоту, Старк. Ты пленил не того человека. Не я снес голову твоему отцу, хотя, наверное, это должен был быть я - чтобы тебе действительно было, за что меня ненавидеть, - в горле совсем пересохло, Джейме дотянулся скованными руками до стоявшего неподалеку кувшина с водой и сделал несколько больших глотков. - Не моя задница сидит сейчас на троне и мешает тебе, а он ведь мешает тебе, правда? - зеленые глаза, не мигая, смотрели на молодого Старка с порядком исхудавшего лица. - Пожалуй, тебе стоило бы захватить в плен кое-кого другого, так иди и сделай, а меня отпусти или оставь в покое - я и без твоих нравоучений проживу.
Только прежде расскажешь мне, что там у тебя за условия мира - а ты расскажешь, тебе же так нравится хвастать своими победами перед теми, кого пленил хитростью.

+4

10

Где-то за дверьми темницы засмеялись, завозились, и Робб на миг отвлёкся от Ланнистера, когда тот говорил.
Это какого кузена?
Молодой Волк и не удивился. Он и раньше слышал, что родни у львов предостаточно, чтобы помнить о каждом. Не так много, конечно, как у Фреев, но своих сошек было не мало. У Старков же и запоминать никого не приходилось. Кроме Джона Сноу, не пахло даже бастардами. Дядя и дед закончили свои дни в Королевской Гавани у ног Безумного Короля. Тётя Лианна теперь тоже живёт лишь в воспоминаниях, а встретиться с ней можно было только в крипте, если найти её статую. Бенджен Старк пропал без вести. А теперь и Эддард отправился к праотцам. Зима близко, он будто услышал голос отца.
Вопрос про кузена Робб успешно проигнорировал. Ланнистер бы навряд ли вспомнил своего дальнего родственника, да и имя успешно вылетело из головы Старка. То ли Клеос, то ли как-то иначе. Не столько Ланнистер, сколько Фрей по внешности да и, вероятно, по характеру. Все попереженились, смешались, и чёрт их разберёт, кто кому присягнул. Вот и кузен Цареубийцы, вроде бы, Фрей по крови, был на стороне своей матери, сражался в рядах войска льва и был пленён как враг, что, однако, сыграло северянам на руку. Фрея бы убили там же или, быть может, где-то в другом месте. Ланнистера же послушают при дворе. Робб Старк, по крайней мере, надеялся на это.
Джейме Ланнистер же продолжал свою триаду. "Отпусти меня, я не тот человек". Хоть деньгами не стращал и не предлагал своего отца. Или наоборот? Не продали бы собственные дети Тайвина Ланнистера при случае? И всё равно львы так часто повторяют и про деньги, и про всемогущего их лорда, что оба понятия теперь просто не отличишь друг от друга и по отдельности не представишь.
Правильно, — холодно отвечал Робб. — Не ты снёс голову моему отцу. И не ты сидишь на Железном Троне, — рука крепче сжала рукоять. — Да и справедливости у тебя, Цареубийца, тоже нет, в этом ты прав, — Молодой Волк вдруг почувствовал, что смертельно устал. — Но на твоей совести всё же есть один Старк. Мой брат, Бран. Ему было всего семь лет, когда ты вытолкнул его из окна, — Молодой Волк вдруг вспомнил бледное лицо младшего, вспомнил мать, упрямо не отходившую от своего сына целый месяц. И вспомнил её израненные руки, которыми она отчаянно пыталась защитить своё дитя.
Уж у кого мне и искать справедливости, уж кого мне и отпускать, то только не тебя, Ланнистер.
Убрав руку со спины лютоволка, он предоставил своему питомцу полнейшую свободу действий. Другая же оставила в покое рукоять, уже такую тёплую. Гвардеец наверняка бы послушал больше. Вон, так и не сводит глаз с молодого короля. Но Старк только отвёл взгляд и повернулся к выходу.
Мы победим, Цареубийца, — уверенно сказал ему Робб, напоследок повернувшись, а после вышел. Лютоволк остался там, но парень знал, что скоро он снова окажется рядом со своим хозяином.

+1


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Чёрный Замок » Mercy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC