FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Рок Валирии » Long live the Queen


Long live the Queen

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

LONG LIVE THE QUEEN
Мы все умрем и будем гнить в земле, но наше имя будет жить. Оно останется в веках. Не твоя честь, не твоя слава, а честь семьи.
~ Участники:
Cersei Lannister, Tyrion Lannister, Jaime Lannister, Tywin Lannister
~ Время & место событий:
Утес Кастерли, после свержения Таргариенов и коронации Роберта Баратеона.
~ Краткое описание сюжета:
Королю нужна королева. Это знает, пожалуй, даже самый недальновидный. Однако Тайвин Ланнистер дальновидностью не обижен - значит, королева новому королю достанется со львом на гербе. Вне зависимости от того, что скажут на это в прайде.

+3

2

Еще накануне ворон принес весть о возвращении отца и брата. И Серсея в нетерпении ждала, наматывая четвертый круг по главному залу родового замка. Вопрос в том, кого из львов Серсея ждала в большем нетерпении.
Воспоминания о турнире выгорели, ушли в прошлое. Те дни стали будто венцом унижения Серсеи, вынужденной лицезреть, как Элия Мартелл носит титул крон-принцессы, а принц Рейегар называет королевой любви и красоту какую-то северную девчонку, едва вошедшую в пору цветения. Об этом хотелось забыть и не вспоминать. А разразившаяся война потешила самолюбие Серсеи. В день, когда пришла весть о падении Королевской Гавани, как и о смерти Рейегара – вороны прилетели почему-то одновременно – Серсея смеялась и танцевала. Но радовалась она не только закономерному наказанию, которые понесли заносчивые драконы. Всю войну, все то время, которое львица провела под защитой Кастерли-Рок, она думала о Джейме, о том, что отец просто сдал его Эйерису в заложники. Короткий, но яркий скандал, когда девушка впервые в жизни орала отцу, что он продает собственного сына, так же стал историей, а Серсея до отъезда Тайвина так с ним и не разговаривала. Зато в его отсутствие осознала необходимость, по которой отец вступил в войну позже, но так резко перетянул весы в пользу мятежников. Хотела того Серсея или нет, а следовало признать, что отец умеет играть в подобные игры. А ей еще учиться и учиться.

И вот теперь она ждала, гадая, как встретить Джейме. Кидаться брату на шею, конечно, можно было, и вряд ли это вызовет у отца какие-то подозрения. Но ей хотелось совершенно другого. Она уже предвкушала, как крепкие руки брата обхватят ее за талию, как закружат по комнате, как оба торопливо избавятся от одежды, как она скажет, что скучала по нему, а он – что она его королева и он готов ей служить. Серсея даже ночь не спала, потратив часть на то, чтобы подобрать наряд, а вторую часть ночи молилась Деве, чтобы брат был все таким же прекрасным.
Наутро ей совершенно не понравился выбор платья, а нервозность достигла критичности – львица снова перебила всю посуду в собственных покоях. Юная леди Ланнистер хорошо усвоила правила поведения: леди не должна повышать голос, обязана всегда улыбаться, быть идеальной и непривередливой. Но это всегда оставалось лишь маской, той самой маской, которую Серсея надевала в обществе. А орать на слуг – признак того, что у тебя есть эмоции, живые и болезненные. О которых прислуге не принято знать.

Серсея снова обошла зал по кругу. Стол ломился от яств, а горячие блюда томились на кухне, ожидая приказа леди. Девушка поправила алое с золотой вышивкой платье, тяжелое, но самое лучшее, которые нашлось в ее сундуке. А из шкатулки были вытащены лучшие украшения, которые для Серсеи делала мастера Ланниспорта. Девушка поправила выбившуюся из прически золотистую прядь, сделала глубокий вдох и обернулась на звук шагов…

…только для того, чтобы увидеть, как ее младший брат входит в зал. Улыбка медленно сползла с красивого лица, на котором тут же проступила легкая брезгливость – обычное ее ощущение при общении с уродливым мальцом. Хотя общения было не так уж много. Серсея никогда не скрывала своего отношения к Тириону. Для нее он был всего лишь маленьким уродцем, отправившим их с Джейме мать к Неведомому. Частично Тириона следовало поблагодарить, ведь смерть Джоанны дала Серсее и Джейме возможность сбросить ограничения, навязанные леди-матерью. Но в то же время она испытывала противоречивую этому тоску по ласковым рукам и улыбке леди Ланнистер.
Их она больше никогда не увидит, а вот братца-урода имела честь лицезреть достаточно, чтобы испытывать к нему отвращение.
- А, это ты, - пренебрежительно заметила Серсея. – Что ты тут делаешь?

+3

3

Ты посмотрел вниз. Впереди виднелось множество ступенек. В твою голову пришла дурная идея, проверить, сколько штук ты сможешь перепрыгнуть. Уже пробовал не раз, но надеялся, что выйдет еще больше. Вверху только через одну перепрыгнул, ближе к низу не побоялся преодолеть целых две. В самом низу замахнулся перепрыгнуть три, даже присел, приготовившись, как мимо побежала хорошенькая служанка. Ты внимательно уставился на неё, словно собираясь рассматривать, что у неё там находится под подолом юбки.
Слишком быстро убежала. Ты нахмурился. Прислуга сегодня суетилась, как в самый торжественный день. Еще бы! Возвращался твой отец с братом. К их приезду все должно было быть идеально, так приказала твоя сестрица, которая все это время томилась вместе с тобой в вашем родовом Замке. В принципе, за это время вы особо часто не пересекались. Она всегда слишком откровенно не любила тебя, чтобы портить себе настроение, слоняясь там же, где и ты. По этим причинам, не ты не горел желанием видеть её отвращение на лице, не она особо не спешила лицезреть маленького уродца. Квиты. Однако сегодня особенный день, поэтому ей придется немного испортить себе аппетит, разбавленный тобой.
Спрыгивая со ступенек, ты направился в зал, где слышалось цоканье туфелек Серсеи. Кто еще мог издавать подобные звуки? Служанки лишь неряшливо топотали, суетливо бегая, то на кухню, то из кухни под двери в надежде «не позвала ли их хозяйка». Одна чуть не сбила тебя, совершенно не замечая под своими ногами. Ты лишь по-детски возмущенно посмотрел ей в след, изображая полное негодование. Деловито входишь в зал, встречая пренебрежительный взгляд сестры. Неужели она надеялась, что тебя уже уложили спать? Не дождется. Ты тоже был намерен встретить отца и брата. Пусть письма не дошли до твоих рук, которые ты уже мог прочитать, ибо достаточно рано принялся шерстить книги, зато разговоры прислуги сделали свое дело. Они все перешептывались о победе Роберта, смерти Рейегара и его сумасшедшем отце драконе.
- Я, - довольно произносишь, - встречаю отца с братом, как и ты.
Как и любой другой ребенок, не обделенный мало-мальским умом, ты пытаешься изображать из себя самый серьезный вид. Важничая, подходишь к столу, нагло стырив виноградинку, словно проверяя, все ли в порядки с этим столом и не испорчены ли фрукты. Их подавали заранее, разумеется, жаркое и остальные горячие блюда принесут попозже. И все-таки из-за своего неудобного тела, ты зацепился за бокал, который пошатнулся и принялся падать. Пытаешься уловить его, но неудачно. Неуклюжий, маленький карлик! В такие минуты ты ненавидел себя, но с другой стороны, считай уже окончательно, разозлил сестру. Бокал с треском обрушился на пол, звякнув металлом. Он пустой, от этого столько шума, что зазвенело даже в голове.
- Упс. 

+3

4

Кони упрямо не желали идти шагом, срывались на рысь, нарушая всю торжественность момента, так что сдержать их возможно было только очень твердой рукой - сир Джейме Ланнистер Цареубийца возвращался домой.
Тогда, в тронном зале, он не стал никому ничего объяснять. Ни Неду Старку, ни знаменосцам своего отца - кое-кто из которых, между прочим, уже посматривал косо, дескать, надо же, как можно, присягнувший рыцарь! своего короля! в спину! подлость! Благо, вслух никто ничего не говорил, а то ведь многие лишились бы языков - сир Джейме, хоть и научился отвечать безразличием на оскорбления в свой адрес, на руку был весьма и весьма скор.
Казалось, война вовсе не тронула Утес Кастерли. Будучи связанным обетом, будучи обязанным неотлучно находиться при Эйерисе, Джейме волей-неволей беспокоился о тех, кто остался в родовом замке. О совсем недавно, казалось, появившемся на свет Тирионе. О Серсее. Особенно о Серсее.
Все-таки Эйерис не зря отказал. Видеть Серсею в замке, раздираемую страхом неизвестности, отчаянно ищущую спасения, бросающуюся на выручку к первому попавшемуся, хоть сколько-нибудь вызвавшему доверие, как некогда бросилась к нему самому за помощью Эшара Дейн... нет, пожалуй, он не стал бы дожидаться удобного случая, он сразу убил бы Эйериса, а потом Серсея, конечно же, оплакала бы своего брата, своего белого рыцаря - иначе и быть не могло, поднявший руку на короля должен быть немедленно казнен. А потом Джейме узнал о гибели Элии Мартелл и ее детей. Дорнийка погибла только потому, что была женой Рейегара и родила ему детей - какое счастье, что женой Рейегара стала не Серсея. Джейме отчасти понимал, что не имеет права так думать, стоило только вспомнить, как отчаянно переживала за судьбу принцессы леди Эшара... но какое все же счастье, что это случилось с Элией, не с Серсеей.
А теперь все позади, и он скоро увидит ее.
Нужно только сдержать коня, не позволить ему подняться в рысь и уж тем более - в галоп, нужно сохранить строй, нужно выдержать всю серьезность момента. Хотя, признаться, когда кавалькада въезжала в ворота замка, Джейме обуревал смех.
Их встречали, как освободителей, как героев, а те, кто знал, что Тайвин Ланнистер вступил в битву только тогда, когда уже заранее был известен ее исход, благоразумно помалкивали. Не потому, что лорд Утеса не понимал шуток. Просто не хотели портить торжественность момента - когда казалось, что все уже позади, да так оно и было, по большому счету.
Солнце, заливавшее площадь, солнце, отражавшееся от начищенных до блеска шлемов и панцирей. Цветы под копытами коней. Лучше было просто молчать и принимать все происходившее, как должное, а что в тронном зале все случилось далеко не так красиво, как уже полюбили вещать бесчисленные барды - да кого это, к Иным, волнует.
Толпа расступалась перед процессией, люди не скупились на восторженные возгласы - и ведь все равно то тут, то там гомон толпы прорезало чье-нибудь ехидное "цареубийца". Вполголоса, змеиным шепотом, чтобы не расслышали всадники, и тут же дать деру, поди разыщи того, кто сказал, в такой-то толпе. Другое дело, что броня на Джейме была надета куда прочнее, чем доспехи со львом с герба. И называлась она "да плевать".

+3

5

Подавляющему числу простолюдинов, а также, вероятно, немалому количеству знати, могло показаться, что вот теперь то все будет замечательно, теперь заживем! Династия, в свое время оккупировавшая Семь Королевств и узурпировавшая власть над ними, была свергнута, утоплена в крови. Королевская гавань будет восстановлена, а новый король, как герой баллад - храбрый воин, сильный, волевой человек.
Тайвин Ланнистер никакого оптимизма насчет будущего страны не испытывал. Роберт Баратеон - типичный вояка, годный полководец и сильный, как бык, боец. Но ведение хозяйства, управление землями, осуществление правосудия в его исполнении лорд Утеса Кастерли наблюдал не раз и еще больше слышал об этом. Выглядит убого. У нового короля не хватало мудрости даже заручиться настоящей, искренней поддержкой своих братьев, которых он после победы отодвинул на второй план, более того - толком не отметив их заслуг в войне. Опасно? Опасно, разумеется, опрометчиво. Теперь Станнис и Ренли - потенциальные заговорщики, а единственный шанс стабильного правления Роберта - это Джон Аррен и его советы.
Для золотых львов, однако, все складывалось относительно неплохо. В родной замок Тайвин действительно возвращался с победой, но не военной. Не было большой заслуги в резне, устроенной в столице. Главные достижения - это возвращение наследника домой и уговор с Робертом насчет его женитьбы. Рядом с Баратеонами на Железном троне будут Ланнистеры, неотступно контролируя процесс принятия решений. Тайвин был практически уверен, что королю быстро наскучит процесс исполнения прямых обязанностей, и он займется прожиганием времени и денег. Золотые львы будут тут как тут с предложением кредитов на развлечения и празднества королевского двора.
Всадники, проехав практически весь замок и добравшись до высшей его точки, где была расположена цитадель, спешились сразу за ее воротами. Сюда простой люд уже не пускали, здесь ждали рыцари и вассалы дома. Их приветствия лорда и его сына были не менее горячими.
Тайвин лично выразил благодарность им за поддержку в походе, после чего объявил о том, что Джейме скоро будет отпущен указом короля с гвардейской службы, и насовсем останется в Утесе Кастерли. Покончив с церемониями, Хранитель Запада с сыном вошли в цитадель, чтобы увидеться, наконец, с Серсеей и Тирионом.
Дочь, вероятно, лично распорядилась о том, чтобы накрыли стол, готовясь к встрече отца и брата с самого утра. Слуги не шуршали по залу, разнося яства, когда Тайвин вошел через арку внутрь. Еда и вино на столах уже ждали победителей. Несколько секунд, лорд-отец молча смотрел на детей. Шумные и радостные приветствия, не говоря уже об объятиях или поцелуях, он никогда не поощрял.
- Здравствуй, дочь, - лишь немного смягчив жесткий тембр голоса, произнес Тайвин: - Здравствуй, Тирион. Знайте, что отныне на Железном троне будут Баратеоны, а ваш брат скоро окончательно переедет в Утес Кастерли.
Как были, в доспехах, лорд и его наследник, голодные с дороги, заняли свои места за столом. Отец, разумеется, во главе. Какое-то время, ели молча, пока Тайвин не прервал тишину, заговорив не конкретно с Серсеей, а так, будто обращался одновременно ко всем, даже к младшему:
- Невеста нового короля Лианна Старк мертва. Роберту Баратеону нужна королева, и я решил, что ею станет моя дочь. Это - лучшая участь, которая только может быть уготована знатной девушке в Семи Королевствах, и, что важнее - серьезное достижение для нашего дома. - только сказав это, отец обратился лично к дочери: - И я первый, кто поздравляет тебя с помолвкой.

+2

6

- Я, встречаю отца с братом, как и ты.
- Тебе тут нечего делать, Тирион. Они будут уставшими и голодными с дороги, а потом мы будем обсуждать наше будущее. Так что…
И что толку говорить, когда тебя не слушают?
Тирион не слушал, устроив вместо того, чтобы внимать сестре, охоту за виноградом. Девушка шагнула было со своей стороны к столу, но не для того, чтобы помочь. Руки зудели шлепнуть мальчишку за наглость – таскать со стола вне правил приличий этого дома. Хочет, пусть идет на кухню.
А он еще и неуклюж. На краткий миг Серсее показалось, что Тирион зацепит скатерть и просто сдернет ее со стола, и полетят на пол позолоченные блюда, кубки и кувшины со всем содержимым. Она даже растерялась на мгновение, пытаясь решить, что делать – хватать Тириона или же просто наблюдать, как рушится так красиво накрытый стол, а с минуты на минуту подъедет отец с Джейме.
Убью. Голыми руками задушу.
Серсея даже сжала пальцы в кулаки, готовая в самом деле, если не убить, то вытолкать Тириона из зала.
Где, черт их дери, няньки, которым положено заниматься этим маленьким чудовищем? Выпорю на конюшне!

Но ущерб, причиненный Тирионом, ограничился лишь кубком, звякнувшимся на пол со слишком громким стуком.
- Ах ты маленькая дрянь… - Серсея было бросилась к Тириону, уже протягивая руку, чтобы ухватить мальца за шкирку. Но в открытое окно долетели стук копыт, приветственные слова, шаги и окрики. Девушка сменила направление и подбежала к окну.
Она не спешила сбегать вниз, знала, что отец не жалует радостных встреч, когда эмоции хлещут через край. Хотя, видят Боги, как ей хотелось обнять брата. Вот он, спешивается с коня, а солнце призывно играет в его золотистых волосах и пускает зайчики по золотой броне. Серсея чуть подалась вперед, любуясь братом, забыв на какое-то время о Тирионе за спиной. Джейме был так же красив, как Тирион – уродлив. А об уродствах Серсея не хотела помнить.

Но всадники уходили со двора, и Тайвин с Джейме поднялись по ступеням замка, за спиной засновали служанки, неся блюда с горячим, торопливо расставляя их по столу, стремясь управиться до прихода старого льва. Серсея быстро развернулась, взметая юбками редкие пылинки на полу, промчалась мимо Тириона, чуть не снеся его, подхватила кубок и водрузила его на место. После чего соизволила нагнуться, чтобы заглянуть в лицо младшего брата:
- Только откроешь рот, и я прикажу тебя выпороть. А перед этим расскажу отцу, что в его отсутствие ты вел себя так же отвратительно, как и выглядишь. Так что молчи за ужином, раз уж пришел.

Она едва успела закончить свою угрозу, когда тяжелые, но ровные шаги, нарушили их уединение с Тирионом. Девушка выпрямилась рядом с братом, высокая, красивая, осознающая свою красоту. И улыбнулась, стоило двум Ланнистерам пройти сквозь двери.
Они оба были красивы. Но красота Тайвина уже перешла в стадию зрелости, сытой и целостной. На лице главы дома не отражались ни внутренние страсти, ни пережитое горе, его взгляд всегда оставался холодным, а голос – невозмутимым. Серсея уже и не помнила, каким улыбчивым и ласковым мог быть отец. Был, когда была еще жива его супруга. Но ее не стало, а спасибо за это следовало сказать мальчишке рядом. Мальчишке, руке которого было положено лежать в ее руке, которого она должна была любить по зову крови, по завещанию матери, более того, которого Серсея в самом деле любила, пока Кастерли-Рок был в радостном ожидании рождения третьего львенка. Но это ушло в прошлое. Любовь Серсеи к Тириону умерла, хотя дело было далеко не только в смерти матери, а в том, что под сенью этого замка на свет появилось нечто уродливое, что не могло быть Ланнистером.

Джейме же был красив юношеским задором, идеальностью черт, тем, чем природа в изобилии наделяла почти всех золотых львов. Его красота горела ярче солнца, оттеняя зрелость Тайвина, так же как отец оттенял собой Джейме. Им невозможно было не любоваться, и в душе Серсеи поднималась глухая ревность, такая неблагородная и ядовитая, стоило только подумать, чем мог заниматься братец в Королевской Гавани. Нести службу при короле? Как же! Там слишком много соблазнов, а Серсея по воле отца была так далека от него, и на что Джейме мог тратить свои свободные и одинокие ночи?
Им надо поговорить.
При первой же возможности. Но сейчас она не могла даже подойти и обнять брата, прошептать ему на ухо, что будет ждать его после заката у конюшни.

- Здравствуй, дочь. Здравствуй, Тирион. Знайте, что отныне на Железном троне будут Баратеоны, а ваш брат скоро окончательно переедет в Утес Кастерли.
- Король умер, да здравствует король. И наше благополучие, отец.

По праву старшей дочери Тайвина и хозяйки Кастерли-Рок Серсея заняла место напротив отца. Мельком кивнула единственному слуге, чтобы он покинул зал. Львы не были безруки, могли сами справиться с едой и вином, а Тирион… сам виноват.
Девушка бросала быстрые взгляды на Джейме. Ее тяготило воцарившееся молчание в зале, но мужчинам следовало избавиться от первого голода, а сама она есть не хотела. Серсея жалела, что между ней и братом было расстояние, что до него не дотянуться, не коснуться, а кончики пальцев уже обжигало желание поймать его руку и сжать. И это лишь верхушка айсберга желаний юной львицы. Но теперь Джейме вернулся, вернулся к ней, в Кастерли-Рок, и они снова будут вместе. Ведь отце сказал об этом, значит, никакой королевской гвардии.

Она даже не поняла, что Тайвин заговорил. Лишь через несколько слов прислушалась к его голосу, вникая в слова, которые произносил глава дома. И улыбка гасла на ее лице, медленно сходя на нет, когда до нее доходил смысл сказанного. Радость, успевшая трепетно забиться в ее сердце, насторожено затихла, не понимая, то ли замолчать, то ли вообще исчезнуть.
- Помолвкой? С… Баратеоном? – Серсея, кажется, растерялась. – Он хочет на мне жениться?

+1

7

- Роберту Баратеону нужна королева, и я решил, что ею станет моя дочь.
Джейме, до того сосредоточенно резавший мясо, чуть нож из рук не выпустил.
Разумеется, он был наслышан о смерти Лианны Старк. Ни Роберт, ни Нед Старк не больно-то разговаривали с молодым львом, а последний так и вовсе нос от него воротил, хотя по-хорошему мог бы спасибо ему сказать - это ведь он, благородный Нед Старк, кругом обосрался по отношению к Эшаре Дейн, оставив ее саму и Элию с детьми на попечение того, кого теперь всей душой презирал. Нет, Джейме решительно не понимал логики этих северян. Понятное дело, о чем договаривался Лев-С-Утеса с новоявленным королем, Джейме не знал и не мог знать, хотя так-то должен был - только вот Барристан Селми не посчитал нужным поделиться очередными новостями с Цареубийцей, должно быть, опасаясь, как бы вот этот золотой меч не вырос сам собою промеж лопаток еще у одного короля.
А оно вон как, оказывается.
Королева ему, видите ли, нужна. Королева, бесспорно, нужна, дабы продолжить свой олений род, да вот только не обошелся бы он без Серсеи, в самом-то деле? Джейме никогда не был склонен верить тому, о чем шептались на каждом углу фрейлины королевы и принцессы, только вот сейчас, тупо глядя в тарелку, заново переосмысливая сказанное отцом, Ланнистер начал припоминать - женщины говорили, будто Лианна Старк сама, по собственной воле, сбежала с Рейегаром, чтобы не стать женою Роберта Баратеона, которого, похоже, и не любила-то никогда. Наверное, все-таки было, из-за чего - поговаривали еще, что чересчур упертая Старкова сестра, такая же упертая, как и все Старки, наверное, наложила на себя руки, едва узнав, что Роберт победил на Трезубце и что она, Лианна Старк, полагается ему в качестве трофея. А теперь, похоже, Роберт выбрал себе трофей поинтереснее.
Хрена вот с два. После всего произошедшего в тронном зале Джейме на совесть отчистил клинок, но это нисколько не значит, что он не возьмется запачкать его снова.
Джейме поднял глаза на отца, продолжавшего есть все так же невозмутимо, как будто сейчас они разговаривали самое большее о погоде и кошечках.
Что ж, уж когда они решили, что Серсее все-таки суждено стать королевой, у него, у Джейме, тоже найдется кое-какие идеи на рассмотрение отцу. Хотя кто его спрашивает, отца. Он же не на цепь, в самом деле, посадит старшего сына, чтобы денно и нощно пас Утес Кастерли. Да срать он на этот Утес хотел.
Сир Джейме Ланнистер оставит при себе своего "сира" и будет служить королеве.
- Почему именно я, отец? - Джейме решил начать издалека. - Отдай Утес Тириону, он справится, - Ланнистер едва заметно подмигнул сидевшему рядом брату, дескать, ну же, поддержи меня. - Я говорил с Барристаном Селми. Они не против, чтобы я остался в Королевской Гвардии, почему нет?
Тем более, что сейчас и Серсея должна была его поддержать. В самом деле, они же уже проходили это, когда отец обещал ее руку Рейегару. Ничего не изменилось, Серсея все-таки станет королевой, а ее королевский гвардеец всегда будет рядом с ней - какая разница, которому из королей рога наставлять.

0


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Рок Валирии » Long live the Queen


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC