FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Чёрный Замок » Point of no return


Point of no return

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

POINT OF NO RETURN
Мне сказали: пойди, там клево,
Я пошел туда, а там гадко,
Я назад пришел - и здесь гадко,
А мне сказали - до тебя было лучше.
И вот теперь у меня одна загадка:
Почему там, где я, там и гадко?

~ Участники:
Jaime Lannister, Ashara Dayne
~ Время & место событий:
Королевская Гавань, поздний вечер
~ Краткое описание сюжета:
Любопытной Эшаре на базаре нос оторвали. Спешите видеть.

0

2

Слава Семерым, у Джейме теперь появилось занятие, а не то и правда утонул бы в вине после неудавшегося разговора с сестрой. Появилось, конечно, в первую голову стараниями Тириона - брат изо всех сил пытался, как мог, помочь вконец растерявшемуся брату, за что Джейме, само собой, был ему благодарен... только вот в последние несколько дней Цареубийца сидел, как на иголках. А ну как Тирионов наемник, отправившись в очередной раз пропивать заработанные деньги, переберет и сболтнет лишнего? Руки так и чесались рот ему зашить, да вот только Тирион не оценил бы шутку. И ведь даже прирезать болтуна в случае чего не поможет, стоит только ляпнуть не того и не там - все, пиши пропало.
Однако пока что наемник молчал. Честно получал свое, так сказать, жалованье чистым золотом и молчал - судя по тому, что никаких слухов по городу не ходило и никаких идиотских вопросов Ланнистеру не задавали. Наемник честно молчал и так же честно являлся в условленное место несколько раз в неделю, чтобы снова отходить Ланнистера тупым мечом до кровавых синяков.
Поначалу непокорная гордость Джейме упорно не желала соглашаться. Чтобы его! Ланнистера! лорда, Иные подери, командующего Королевской Гвардией! - валял в пыли какой-то наемник из тех, о ком приличные люди говорят "никто и звать никак"? Да никогда! Только позже, поразмыслив немного, Джейме все же догадался засунуть оскорбленную гордость поглубже в задницу и молча делать то, что следовало. Тем более, что - возможно, конечно, ему и казалось, но он хотел бы, чтобы это было так - у него даже кое-что начало получаться. По крайней мере, для того, чтобы отразить очередной выпад, теперь не нужно было задумываться над каждым мало-мальским движением кисти.
Они с Бронном нарочно выбирали для занятий поздний вечер, когда шансов напороться на случайного зеваку, даже в таком глухом месте, которое они облюбовали, вдали от замка, вдали от замковых стен, было куда поменьше, чем днем. Впрочем, это поначалу Джейме так думал, затем понял, вдосталь навалявшись в пыли - Бронн нарочно предложил, чтобы лишенный ведущей руки Ланнистер лишился еще и глаз, действуя исключительно по наитию, используя только слух. А потом, после тренировки, Джейме плелся в замок, наскоро смывал пот и кровь и становился в караул на всю ночь, зная, что лютая боль во всем теле все равно не даст ему заснуть. Тирионов наемник дело свое знал хорошо и вполсилы не работал.
Постепенно сгущающуюся тишину нарушает только тяжелое, сбитое дыхание да постукивание друг о друга тренировочных клинков. Шаг, разворот, выпад и еще шаг. Левая рука не привыкла к тяжести меча, привыкает медленно, запястье затекает и начинает болеть, и тогда Джейме порывается опустить клинок, но вовремя вспоминает о том, где он находится и для чего - и, стиснув зубы, снова прет в безнадежную атаку.
В очередной раз разделав некогда непобедимого Цареубийцу, как мальчика, Бронн отошел назад, опустил меч, прищурился, разглядывая в полутьме неровно дышавшего Ланнистера.
- Еще? Или хватит на сегодня?

Отредактировано Jaime Lannister (17 Дек 2014 19:38:54)

+1

3

Для прогулок было, конечно, поздно. Но Эшара все еще остававшаяся неузнанной, навещала Оберина в Красном замке. Как ни странно, но именно это место было более-менее безопасным для разговоров. Никто не проявлял никакого внимания к тому, что с дорнийским принцем то тут, то там попадалась привлекательная женщина – зная его неуемную любовь к представителям обоих полов. И Эшара этим пользовалась.
Они уже все решили: вернуть имя и титул пропавшей дорнийской леди, рассказав жалостливую историю о том, как ей было сложно пережить смерть собственного бастарда, Элии и ее детей. Все именно так – правильно и красиво. Более того, это было, своего рода, правдой. Ведь все эти события в самом деле ранили Эшару, вынуждая бежать так далеко, как только она могла. Ну а то, что она стала наставницей маленького принца, которого все считали мертвым – что ж, он не один, кому придется воскреснуть.
Забавно, видимо, в Королевской Гавани случится сезон воскрешений.
Эшара натянула капюшон, как можно ниже, чтобы скрыть свое лицо. Подходящее время для раскрытия личности вот-вот должно было наступить, но Оберин не спешил. А дорнийка уже начинала думать о том, что ей следует отправиться домой. Возможно, там удастся объединить какие-то силы для поддержки Эйегона. После новостей о том, в каком состоянии находится Семь Королевств, Эшара испытывала серьезные сомнения в том, что у них что-то выйдет. Юный дракон нуждался в поддержке, но страна была объята междоусобицей, и к кому нужно было обращаться за помощью? Эшара прикидывала, но никак не могла понять. С одной стороны время для возвращения принца было самым подходящим – вот так явиться и внести сумятицу в войну. С другой – Эшару волновало то, что практически невозможно найти союзников для Эйегона.
Кто захочет помочь тому, кого похоронили так давно? К тому же, никто не мог доказать происхождение юноши. Слова Вариса, Коннингтона и ее собственное? Не смешите. Кто будет верить евнуху, беглецу и придворной фрейлины крон-принцессы?
Эшара откровенно сомневалась, что они смогут что-то доказать. Но понимала, что придется. Каким-то образом, но ей придется найти способ, чтобы убеждать потенциальных союзников в том, что мальчик с фиолетовыми глазами – сын Рейегара Таргариена и Элии Мартелл.
…по-хорошему следовало взять с собой сопровождение – Оберин предлагал. Но Эшара не хотела привлекать к себе внимание. А теперь замерла, прислушиваясь к звукам, доносящимся из-за деревьев – звон стали, приглушенные голоса. Это мог быть кто угодно, и не дай Семеро, чтобы оказались грабители. Докричаться до Золотых плащей в этой глухомани невозможно – патрули не доходят сюда. А если бы доходили, то что толку? Справедливость и у городской стражи своя, весьма специфическая, в чем дорнийка могла убедиться как недавно, так и когда-то давно.
Предосторожность требовало развернуться и идти прочь от этого места.
Привычка страховаться – пройти и посмотреть, кто же там воевал. Может, кому-то нужна была ее помощь. Хотя, какая к Иным помощь? Хрупкая женщина, оружием которой были лишь красота да нож, скрытый плащом. Но Эшара уже, наверное, бездумно, сделала несколько шагов вперед. Сначала она видела лишь силуэты, но луна пришла женщине на помощь, выглянув из-за облака и осветив участников странной сцены. Одного из них Эшара не знала, но вот второй оказался знакомым. Золотистые волосы в серебристом свете ночного светила выглядели немного иначе, а золотая рука поблескивала очень тускло, но не узнать Джейме Ланнистера для дорнийки было невозможным.
Кажется, он был занят. По крайней мере, валялся в пыли очень по-деловому. Сначала Эшара было подумала, что у сира Джейме неприятности, но затем опомнилась: смешно, у сира Джейме и неприятности подобного рода? На самом деле, это было больше похоже на…
Тренировка. Да, видимо, она самая. Незнакомец нападал, вынуждая Джейме защищаться, делать встречные выпады, реагировать. И несколько минут Эшара заворожено наблюдала за грациозными кошачьими движениями Ланнистера, несмотря на то, что его соперник явно был в более выгодном положении. У него было две руки. У Джейме – одна.
Лучше всего уйти. Ее присутствие тут совсем лишнее, да и не стоит Джейме знать, что его слабости видит кто-либо. Но стоило Эшаре попятиться назад, как плащ зацепился за ветку. Да так крепко, что высвободиться дорнийка не могла, как не пыталась.
Чтоб все эти треклятые деревья Иные забрали в пекло. Витиеватая ругань вертелась на языке Эшары, но вместо того, чтобы помочь высвободиться, кажется, она все только ухудшила. Женщина умудрилась окончательно запутаться в ветках, плаще, юбке платья и… с шумом и сдавленным писком в кусты.

+1

4

- Еще, - Джейме отложил меч, как мог, вытер вспотевшую шею, поднял оружие и, на сей раз не дожидаясь приглашения, сам пошел в атаку; наемник изготовился отражать его пока еще неумелый удар, но движения не завершил - обоих прервал оглушительный, казалось, треск кустов и сразу за ним - едва различимый писк. Джейме встревоженно вскинул голову, обернувшись, Бронн не успел отвести разогнавшийся меч, и клинок всем своим весом обрушился на незащищенный Ланнистеров локоть, заставив того зашипеть сквозь зубы и выронить оружие.
- Дерьмо, - выдохнул Джейме, облизнув губы. Неизвестно, к чему это больше относилось - к ушибленному локтю, из-за чего левая рука отнялась вплоть до пальцев, или к тому, что кто-то им помешал. Случайностей не бывает. Невозможно было здесь, в этот час, в этом месте встретить неожиданного наблюдателя. Должно быть, кто-то все же пронюхал, чем лорд-командующий занимается на ночь глядя, пронюхал и решил убедиться сам, своими глазами, прежде чем начать трепать языком, чтобы не сочли за брехуна и не подняли на смех. Что ж, с подобным свидетелем его позора разговор у Джейме предполагался короткий.
- Пожалуй, хватит на сегодня, - Ланнистер подождал немного, пока онемевшие пальцы снова начнут шевелиться, отвязал от пояса кошель с деньгами и вложил в Броннову руку, не забывая, впрочем, посматривать по сторонам. - До следующего раза.
Бронн взвесил кошель на ладони, удовлетворенно кивнул, найдя его вес даже больше, чем в прошлый раз, собрал мечи и, посвистывая, удалился неспешным прогулочным шагом.
Оставшись один, Джейме дождался, пока стихнет звук шагов наемника, и снова прислушался - не показалось, в кустах определенно кто-то возился, приглушенно ругаясь, вовсю треща ветками, случись это где-нибудь вблизи от замка, давно сбежалась бы половина городской стражи. Стало быть, тому, кому не повезло свалиться в эти колючки, больше никогда ни в чем не повезет, пусть левая рука Джейме Ланнистера и не умеет как следует удержать меч, зато с кинжалом она справляется хорошо. Перерезать глотку неудачливому свидетелю - не такое уж и геройство, ну да чего ни сделаешь ради сохранения собственной тайны.
Джейме вытянул из ножен оружие и пошел на звук. Луна уже успела скрыться, к счастью, его глаза уже привыкли к темноте, так что даже света не нужно было, в крайнем случае - не зря же он в последние несколько дней привыкал слушать.
Однако, то, что он увидел в кустах, заставило его раздраженно фыркнуть и вернуть кинжал обратно в ножны.
- Миледи, - в голосе Джейме так и сквозило плохо скрываемое недовольство, в движениях - порывистость, пока он, разглядев наконец причину переполоха, помогал ей отцепить от колючей ветки на совесть запутавшийся край плаща. Управившись наконец, Джейме протянул женщине руку, надеясь, что та не побрезгует ухватиться за влажную от пота и выступившей крови ладонь. Изображать сейчас напускную обходительность Джейме, пожалуй, претило, как никогда, особенно с той, что стала, сама того не желая, свидетельницей того, каким никудышным бойцом сделался ныне Цареубийца. - Ну какого хрена?!

Отредактировано Jaime Lannister (18 Дек 2014 13:40:38)

+1

5

- Дерьмо.
Кажется, Эшара все-таки привлекла внимание тренирующихся. Правда, рассмотреть, что же теперь происходило, было невозможно – не много увидишь, возясь среди кустов, в попытке встать на ноги. Причем, попытке совершенно неудачной – дорнийка, кажется, все больше путалась в платье и плаще. И продолжала ругаться и сердито ворчать, решив, что все равно бесполезно скрываться. Ее явно заметили, вон, Джейме сказал своему товарищу по играм с мечом, что хватит на сегодня.

Ей не особо хотелось встречаться со львом так скоро после странного разговора в его покоях. Ладно бы, если бы все это касалось сугубо ее не совсем правды и тайны. Но Эшара была женщиной. Женщиной, которой Джейме отказал. В том, что тут не было никакого желания ее оскорбить, она не сомневалась, почему-то доверяя Ланнистеру даже слишком с учетом ситуации. Но женская гордость на то и гордость, Эшара бы предпочла в ближайшее время не просто ограничить контакты с лордом-командующим, но вообще избежать возможных встреч.

Не вышло. И вот сидит она в кустах, всматриваясь в темную фигуру мужчины, возвышающегося над ней. Еще и с кинжалом в руках. впрочем, стоило Джейме разглядеть причину переполоха, как кинжал скрылся в ножнах, а Эшара позволила себе вздохнуть, настолько глубоко, насколько можно было это сделать, проклиная твердые пластины корсета. Мода в Вестеросе явно не стремилась меняться, по крайней мере, мещанская. Пластины неприятно впивались в ребра, наверняка останутся синяки. Надо будет первым делом по истечении этих ночных визитов и возвращения титула в окончательном порядке разжиться чем-то гораздо приятнее, чем это изобретение садистов.

- Ну какого хрена?!
- Я мимо проходила! – Ответ вышел возмущеннее, чем хотелось бы Эшаре. Но с другой стороны, Джейме тоже мог бы быть повежливее.
Она протянула руку и воспользовалась его ладонью, как опорой, чтобы, в конце концов, подняться на ноги. Собиралась одернуть юбку, но отвлеклась – под тонкими пальцами было неприятно мокро, как бывает от крови. От возмущения не осталось и следа, Эшара сосредоточенно пыталась рассмотреть в темноте, откуда идет кровь. Только вот луна успела сбежать, а ночным зрение женщина не обладала – чай не кошка.
- Вы ранены, Джейме?

Отредактировано Ashara Dayne (18 Дек 2014 14:26:40)

+1

6

- Нет, - Ланнистер поспешно вытер перемазанную кровью ладонь о штаны.
Да.
Джейме шагнул на уже основательно утоптанную ими с Бронном площадку, подобрал с земли сброшенный как попало камзол из тонкой кожи, набросил на плечи - тело, недовольное внезапным прерыванием тренировки, обещавшей закончиться очередной победой над собственным увечьем (иначе зачем вообще огород городить), остывало на удивление быстро, а еще ведь в карауле всю ночь стоять.
Что ж, теперь Эшара видела все. Тогда, на площади, когда они с нею так неожиданно столкнулись, ей не представилось возможности в полной мере оценить то дерьмо, в которое превратился легендарный Цареубийца - он ведь тоже, не будь дураком, за оружие не хватался, чтобы вовсе не осрамиться перед целым отрядом золотых плащей, перед Марбрандом и перед доброй половиной Королевской Гавани, и, кажется, тогда у него получилось. Теперь же нет, теперь она знает все. Она ясно видела своими глазами, что Джейме Ланнистер - хренов калека, который только хорохорится и делает вид, будто ничего страшного с ним не случилось. Случилось, мать честная, и еще как случилось, теперь-то он понимал. Его занятия с Тирионовым наемником ни к чему не приведут. В конце концов, он уже немолод и не так легко усваивает уроки, в настоящем бою его мигом разделали бы, что вообще невозможно было допустить до недавнего времени. Большее, чего он сумеет добиться - то, что левая рука привыкнет держать меч, и только. А ведь оружие полагается не только держать, им еще и пользоваться так-то не помешает.
Ему еще везло, между прочим. Его выручало исключительно знатное имя. Никто в здравом уме не станет связываться с Ланнистером, дабы не навлечь на себя гнев всесильного Старого Льва, Джейме знал это и рад был бы вовсю этим пользоваться, так ведь нет же. Королевская Гвардия - все, что у него осталось, и, несмотря на то, что Серсея в его отсутствие сама выбрала ему людей на свой вкус, он должен хоть сколько-нибудь соответствовать.
- Надеюсь, теперь вы понимаете, что мне придется вас убить, - Джейме обернулся к Эшаре, даже нашел в себе силы выдавить улыбку, хотя на душе было довольно-таки погано. Однако, несмотря на сказанное, убивать Эшару Дейн сей момент он не особенно собирался, даже вытащил из кустов свалившийся с нее плащ, отряхнул от налипших иголок и заботливо набросил ей на плечи. - Впрочем, если вы признаетесь мне, что шли сюда не затем, чтобы поглядеть, чем объясняются мои отлучки из замка посреди ночи, это, наверное, вас спасет.
Что-то слишком уж часто в последнее время обстоятельства сталкивали его нос к носу с Эшарой Дейн, не помешало бы и выводы какие-то сделать, сообразить кое-что и держаться от нее подальше - Джейме все еще помнил, как оскорбило дорнийку его дурацкое поведение. В самом деле, неужели не смог бы поступиться своими сраными принципами и взять то, что предлагают, да еще и так настойчиво.
А вот и не смог бы. Надеяться на благоразумие Серсеи было по меньшей мере наивно, однако Джейме надеялся. Равно как и надеялся на то, что сестра однажды одумается и вернется, и обязательно признает то, что была с ним несправедлива.

+1

7

- Нет.
Всем своим видом Эшара выражала недоверие. И даже не стремилась скрыть этого. Но не хватать же Джейме за руку и не проверять, ранен ли он. Единственное, что она сделала – пошла следом, выбираясь из кустов на площадку, где и проходила тренировка. Глаза постепенно попривыкли к ночи, и дорнийка даже видела лучше. Пусть и не выражение лица Джейме, но очертания его фигуры, и выглядело это достаточно красноречиво.

- Надеюсь, теперь вы понимаете, что мне придется вас убить.
- Мы можем попробовать договориться. Двое взрослых разумных людей всегда смогут найти компромисс, не так ли, милорд?
Минутное замешательство прошло, между ними снова встали титулы, они снова стояли друг напротив друга.

- Впрочем, если вы признаетесь мне, что шли сюда не затем, чтобы поглядеть, чем объясняются мои отлучки из замка посреди ночи, это, наверное, вас спасет.
И дорнийка рассмеялась, несмотря на то, что момент был совсем не смешным.
- Бросьте, сир, вы серьезно? – Но, похоже, лев Ланнистеров был серьезен. Наверное, это не удивительно. Эшара понимала, что люди, глядя на Джейме, не сознают всей сложности ситуации. Ну и что, что правая его рука теперь золотая, а пальцы не гнутся? Никто до последнего момента не поймет, что Джейме не может ею держать меч. А он хочет, чтобы это не было иллюзией, он хочет переучиться, видимо, поэтому тренируется по ночам. – Я в самом деле шла мимо. Услышала звон стали, инстинкт самосохранения утверждал, что надо бежать в противоположную сторону, но вместо этого пошла посмотреть, не случилась ли тут беда. – Женщина снова рассмеялась: - Какая из меня шпионка? Я в кустах запуталась и выдала себя. Так что поверьте, я тут совершенно случайно и не слежу за вами.
Эшара сделала несколько шагов, краем глаза наблюдая за мужчиной. Лорд-командующий двигался немного скованно, видимо, последствия тренировок. Безотчетно захотелось ему помочь – бальзамы и мази, о которых она знала достаточно, могли снять напряжение тела. Еще могла помочь теплая ванная.

- Вам нужно снять напряжение мышц, сир Джейме, иначе вы себя измочалите до такой степени, что будет невооруженным глазом заметно истощение. Вам же это не нужно, если вы хотите сохранить свою тайну… в тайне. А от меня никто ничего не узнает. – Знал бы Джейме, сколько тайн за свою жизнь Эшаре приходилось хранить. Одной больше, одной меньше – и трепать имя Джейме Ланнистера у нее не было никакого желания.
Помочь?
Да, вот это желание, наверное, было.

+1

8

- Вы не можете знать, миледи, что нужно мне, - должно быть, это прозвучало излишне резко, пусть и правдиво, Джейме запоздало сообразил, что Эшара - не Бронн, что с нею надо бы помягче, и все же ему донельзя опротивела ложь.
Мне нужны пять живых пальцев вместо этой золотой дряни, мне нужно, чтобы левой рукой я мог не только в носу ковырять.
Все могло бы быть по-другому, все, начиная с того, как встретила его сестра. И разговор с отцом, и навязчивое желание Эшары помочь ему, неизвестно пока только, как и чем, а самое главное - в чем. Все могло бы быть по-другому, лучше, гораздо лучше, будь у него правая рука и в ней меч. Казалось, Джейме вовсе не мог думать ни о чем другом, а ведь ему давно уже полагалось плюнуть, позабыть себя прежнего и принять себя нынешнего, все равно, как он ни старайся, как ни лезь из кожи вон, а золотые пальцы никогда не оживут.
А еще слишком велика была опасность снова уронить забрало и наговорить лишнего Эшаре Дейн. Как произошло с Бриенной, как получилось с Тирионом. Только Тирион - его брат, он сам напросился на откровенность и наверняка не рад был услышать то, что услышал, а перед Бриенной его оправдывала исключительно болезнь, против которой он не сумел устоять. Эшара же, хоть и назвалась другом, пока что ничем не заслужила того доверия, которое заставило бы Джейме с нею заговорить. Несмотря на то, что в прошлую их встречу он обещал ей, что-де будет для нее тем, кем она скажет. Слишком много времени прошло, пора бы и поумнеть.
Но и совсем уж обижать женщину не годится, она же не со зла, она не виновата в том, что лев Ланнистеров сам себя ненавидит. Его злость вызвана бессилием, она должна видеть это и понимать это, если не вовсе слепа и не вовсе глупа.
- Мне нужно вернуться в замок, - Джейме затянул на груди шнуровку камзола. - Вы, я полагаю, тоже туда направляетесь? В таком случае я могу вас проводить, - его лицо исказилось, с губ сорвался весьма ядовитый смешок: - Вы можете чувствовать себя в полной безопасности, миледи, пока вас охраняет Королевская, чтоб ей в Пекле гореть, Гвардия.
Белая Гвардия стала посмешищем, Джейме не мог этого не признать. Трусливый Борос Блаунт, туповатый Меррин Трант, напыщенный зануда Кеттлблек... а впереди всех - доблестный лорд-командующий, калека. Нарочно не придумаешь, Джоффри наверняка потешался, когда его королевской милости доложили, кто теперь денно и нощно бережет его бесценную жизнь. Или же Серсея верит в то, что бессмертна - иначе она десять раз подумала бы, прежде чем доверять этому сброду свою жизнь и жизнь своих детей.
Не мешало бы спросить у Эшары, чем закончилсь ее встреча с Оберином Мартеллом, если вообще состоялась. Никто не горел желанием наушничать Цареубийце, как Варису, Мизинцу и бес разберет, кому еще, однако Джейме не помешало бы знать обо всем, что происходит в замке, дабы не проморгать возможную угрозу королю - Серсее вон всюду враги мерещатся, оно и понятно, с одной-то стороны.
- Только не вздумайте верить в Королевскую Гвардию, - добавил он, приблизившись, понизив голос до шепота, - иначе быстро разочаруетесь, уверяю вас.

+1

9

- Вы не можете знать, миледи, что нужно мне.
- Не могу, - согласилась Эшара с тем, с чем глупо было спорить. – Но вы сейчас делаете то, чего делать не стоит. Вы себя изматываете, сир Джейме, а ради чего? Чтобы доказать всем, что вы все еще грозный Ланнистеров? Ну так вы ничего не докажете, если будете доводить себя до подобного состояния, зато убедите их в том, как вам важно мнение тех, кто вас никогда не ценил и называл Цареубийцей. Я всегда считала, что вы выше мнения толпы. Или вы хотите что-то доказать себе? Не переросли еще этого? Или же вам, лорд-командующий нужно еще что-то одобрение?
А это уже был прямой намек на ту, ради кого он отступил в своих покоях, хотя Эшара была уверена, что его тянуло к ней. Ничего особенного, обычное притяжение между мужчиной и женщиной. А вот то, что Джейме отвернулся тогда – особенно. И сделал это он совсем не для Королевской Гвардии.

В чем-то Эшара умела быть безжалостной. Как к себе, так и к другим. И сейчас жалеть Джейме было глупо. Она искренне сочувствовала тому, что он лишился руки, но совершенно не видела причин для упадка духа. А по тому, как себя сейчас вел Ланнистер, именно этот диагноз ему можно было поставить. Иногда мужчины казались слабее женщин, но ради Семерых, говорить им этого было нельзя. Эшара и не собиралась. Но встряхнуть Джейме не преминула. Они в прошлую встречу говорили о дружбе, так вот именно по-дружески хотелось дать затрещину мужчине, который вел себя, как мальчишка, лишившийся бесспорно ценного, но не незаменимого.
- Вот только не надо сейчас мне рассказывать о сложностях жизни после утраты руки. Вас будут считать калекой, Джейме, пока вы сами будете о себе так думать. Ваше увечье заметно, да, но вы слишком много значения ему придаете, отказывая себе во всем остальном. Кстати, большая ошибка.

Увечья бывают разные. Иногда страдает тело. А иногда – душа. У самой Эшары была искалечена именно она. Дорнийка так и не смогла обрести веру в любовь – матери к ребенку, мужчины к женщине. Все это, казалось, унесла с собой в могилу крохотная девочка, умершая на руках своего отца. А сердце... сердце увез Нед. Тоже, похоже, в могилу.
Впрочем, это другая история. И о своей калечности Эшара предпочитала не говорить и не думать. Так проще.
Так бы следовало поступить и Джейме.

- Только не вздумайте верить в Королевскую Гвардию, иначе быстро разочаруетесь, уверяю вас.
Женщина подняла глаза, всматриваясь в лицо Джейме, но видя лишь слабые очертания. Она не могла видеть его выражение, но зато прекрасно все слышала по голосу.
- Боюсь, я могу разочароваться не в ней.

+2

10

Конечно, отчасти Эшара была права - но лишь отчасти. Джейме, пожалуй, не взялся бы судить, что может быть важнее, наличие правой руки или, скажем, головы на плечах, только вот одно он знал точно - для него, для рыцаря и мужчины, которым он себя пока еще считал, жизнь без правой руки явно ничем не была замечательна. Козел, хоть и был слегка обделен мозгами, все же кое-что понимал - например, то, что вдруг осознавший свое увечье Ланнистер сам взмолится о том, чтобы ему и голову тогда уж отрубили, да вот только этой милости ему никто не оказал, живи и мучайся, терпи постоянные унижения от братнина наемника, которого несколько раз успел бы разобрать на несколько маленьких Броннов, да "бы" мешает... стой молча и слушай, как чужая, по сути, считай, что незнакомая женщина распекает тебя, как нашкодившего котенка - нельзя же ее, в самом деле, послать подальше.
А Эшара, между тем, сама, похоже, того не заметив, угодила в самую точку. Теперь уже она приблизилась к нему лицом, точно тщилась разглядеть его в темноте - правда, у нее это не больно получалось, а вот Джейме ее лицо видел очень хорошо.
- Я разочаровал слишком многих, миледи, - спокойно произнес Ланнистер, - и еще многих разочарую, если боги будут ко мне хоть сколько-нибудь благосклонны. То, что вы разочаруетесь во мне, явно ничего не изменит, а стало быть, и незачем об этом переживать.
Она и здесь, надо полагать, желала от него искренности. А он в свою очередь рассказал бы ей о Серсее, о том, как сестра ясно дала ему понять, что таким он ей не нужен, так что пусть убирается, и как можно дальше, только вот погнать сам себя из своей же Королевской Гвардии он не смог, как его ни убеждали, а значит, он и дальше будет мозолить ей глаза. Вышел бы из себя, наговорил бы глупостей вроде "да что ты знаешь о том, каково это", обидел бы Эшару, оскорбил бы ее незаслуженной грубостью, тем самым лишив ее всякой возможности пожалеть убогого калеку. Другое дело, что его семнадцать, когда юношеской горячностью можно было оправдать любую глупость, давно миновали.
Королевская Гвардия - это я, миледи. Посмотрите на меня хорошенько, и сами все поймете.
Конечно, ему нужно было чье-то одобрение. Еще как нужно было, и даже не чье-то, а вполне себе определенных людей. Отец от него отказался, сестра побрезговала им - интересно, почему это Ланнистер, который всегда и на всех чихать хотел, вдруг решил искать чьего-то одобрения? Должно быть, Эшара полагала, будто стоит только разозлить его, как следует - и само собой окажется, что все его беды просто яйца выеденного не стоят, и нечего с ними носиться. Наверное, с кем-то и получилось бы, только вот не с Джейме, который и так был изрядно зол.
Джейме отвернулся, отошел, остановившись в середке поляны; луна, ненадолго вышедшая из-за плотных облаков, освещала со спины тонкую фигурку леди Эшары.
- Боюсь, все, что вы сказали, правда, но... - Ланнистер горько улыбнулся, покосился на золотую кисть, отягощавшую его запястье, затем снова перевел взгляд на леди Эшару, которая, казалось, ждала от него какого-то ответа. - Какая разница. Я должен стать тем, кем был.

+1

11

- Я разочаровал слишком многих, миледи, и еще многих разочарую, если боги будут ко мне хоть сколько-нибудь благосклонны. То, что вы разочаруетесь во мне, явно ничего не изменит, а стало быть, и незачем об этом переживать.
Эшара пожала плечами.
- Джейме, вы не единственный, кто изменился. Невозможно прожить жизнь, не став другим.  Те, кто застывают на месте и не меняются – не живут. А ваша жизнь весьма насыщенна событиями, на которые нужно реагировать. И реакции определяют именно ваш характер и изменения в нем. – Она покачала головой. – Вы хоть бы подумали, кого на самом деле боитесь разочаровать. Явно не меня. И не людей вокруг. С каких пор грозному льву Ланнистеров нужно чье-то одобрение? Нет, даже не чье-то одобрение, а одобрение толпы? Не помню, чтобы вы в свои семнадцать с кем-то считались.

То, что между юношей в белых доспехах и этим мужчиной была непреодолимая пропасть, Эшара поняла только сейчас. Ее это не разочаровало, как, казалось, считал Джейме. Разочарование не имеет смысла, глупая вещь на самом деле. Тот, кто любит, переживет какие-то несовершенства в близком человеке. А мнение толпы – это всего лишь толпа. Септа Лемора, возможно, была близка к ней, но леди Дейн никогда не ставила себя на один уровень с ней, несмотря на то, что всегда помогала Элии заниматься благотворительностью – раздача еды нищим была одним из самых распространенных занятий для леди, куда ж без этого. В дорнийке не было брезгливости к подобным вещам, но эти люди никогда не были ровней ни ей, ни Элии, ни Джейме.
Так что его волнует?
Ах да, разодетые в пух и прах придворные лорды и леди.
Ну-ну. Любители досужих сплетен, сколько же их было рассказано о самой фрейлине кронпринцессы. Да чего уж там, сколько их рассказывают сейчас о королеве и ее брате. Эшара не доставляла себе труда задуматься, правда это или нет. Интриги интригами, ее дело – добыть войско Эйегону. И когда до этого дойдет, тогда она будет разбираться, чем пользоваться, а чем нет.

- Боюсь, все, что вы сказали, правда, но... Какая разница. Я должен стать тем, кем был.
Эшара сделала несколько шагов следом за мужчиной, плотнее запахивая плащ. Время шло, а ночь становилась холоднее. И по-хорошему, следовало либо на постоялый двор вернуться, либо воспользоваться приглашением Джейме сопроводить ее в Красный замок. Проблема была в том, что женщине не было, где ночевать там, не к Мартеллу же идти. А свои покои ей пока были не положены.
- Зачем? Для чего вы так отчаянно стремитесь стать, кем были, когда всего лишь достаточно сжиться с тем, кто вы есть сейчас? Не калека, Джейме. Таким считаете себя вы. Перестанете считать, все станет проще. Но я и правда не понимаю, зачем возвращаться к прошлому, если у вас есть настоящее. Тренировки – прекрасно. Продолжайте. Но не изводите себя. не терзайте себя отсутствием руки. В конце концов, она заново не отрастет, а кто-нибудь да заметит ваши отчаянные попытки соответствовать тому, кого уже нет. Проще принять и жить так, как складываются обстоятельства. Если вы перестанете доказывать окружающим и себе в первую очередь, что вы все еще чего-то стоите, то так и будет. Вы справитесь. И снова будете грозным ланнистерским львом. А чтобы лучше это понять – посмотрите в глаза своих пажей. Вы для них все такой же герой, пусть и без руки. Они вас любят не за руку, Джейме.

Отредактировано Ashara Dayne (25 Дек 2014 12:06:14)

+1

12

Семь преисподних, неужели она и вправду не понимает?!
- Лорду-командующему Королевской Гвардией, миледи, - его голос снова звучал ровно, хотя она, конечно, не могла не заметить, каких усилий стоит ему сохранить хоть сколько-нибудь лица, - полагается владеть оружием. На что мне меч, если я даже удержать его не способен? И на что мне в таком случае титул?
В самом деле, не объяснять же ей, что он отказался от Утеса Кастерли, от титула лорда и в обозримом будущем Хранителя Запада исключительно затем, чтобы быть рядом со своей сестрой, по возможности - всегда. То-то умилится леди Дейн, если вдруг решит, что в Джейме Ланнистере взыграли братские чувства.
А с другой стороны - чего бы и не объяснить? Правда вот, Эшара тут же вздумает его утешать, точно так же, как тогда, когда она целовала его в его покоях.
Джейме очень хорошо знал, каково это - когда тебя хотят. А вот любовь, если она и была, Серсея предпочитала не показывать, всякий раз путая любовь со слабостью. Наверное, все-таки это и была слабость, но прояви Серсея ту самую слабость, о которой он просил, она мигом сделала бы его сильным.
Джейме поймал вдруг себя на мысли, что скучает по Бриенне Тарт. С ней, по крайней мере, не нужно было притворяться. Наверное, не стоило притворяться и с Эшарой, но она и так уже поняла слишком многое, в том числе, наверное, и о себе самой.
Она невесть зачем вспомнила вдруг Пека и Лью Пайпера, которые и вправду разве в рот своему обожаемому сиру не смотрели, ожидая очередного распоряжения. Джейме очень хорошо понимал обоих, кстати. Он и сам не так давно глядел щенячьими глазами на Самнера Кракехолла, неподдельно восхищался Эртуром Дейном и Герольдом Хайтауэром, пока не понял, что последние - всего-навсего слишком упрямые бараны. Лью и Пек - славные парни, из них определенно выйдет толк, да вот только Джейме нуждался явно не в их любви.
- Они вас любят не за руку, Джейме.
- Любят, стало быть, - Джейме обернулся, снова смерив взглядом леди Эшару, кутавшуюся в плащ; и в самом деле становилось холодно - или, может, это между ними снова сам собою возник тот самый холод? - Быть может, вы и ей это скажете, а, Эшара? - в который раз задумавшись о Серсее, Джейме сам не заметил, как забыл добавить к ее имени обычную для него приставку "леди", этак еще немного, и он начнет называть ее на "ты". - Скажете, что вовсе не правую руку ей полагается любить? Или же вы сами способны полюбить то, во что я превратился?
Эшара, понятное дело, хотела помочь. И, кстати, помогла. Не ради отца, не ради семьи, не ради титула, не ради Королевской Гвардии, не ради желания снова стать самим собою. Ради Серсеи. Все для нее, все ради нее. А она посмотрела на него свысока, заставив брата, сама того не желая, наверное, искать новый смысл в жизни. А он-то думал, что стоит ему только вернуться в Королевскую Гавань, как все сразу же будет кончено и забыто, и все будет по-прежнему.
Сейчас.
- Уже совсем поздно, миледи, - думать стоило все же о другом, ей вовсе незачем нянчиться с великовозрастным капризным калекой. - Я должен вернуться в замок, однако прежде провожу вас, куда вы скажете... если, конечно, это не очередная тайна, которой я не имею права знать, - он подал ей руку, предлагая опереться, если, конечно, захочет.

Отредактировано Jaime Lannister (25 Дек 2014 18:12:49)

+1

13

- Лорду-командующему Королевской Гвардией, миледи, полагается владеть оружием. На что мне меч, если я даже удержать его не способен? И на что мне в таком случае титул?
Эшара покачала головой.
И о чем они только говорят?
- Вы так и не поняли, Джейме. Я вам просто говорила о том, что вы слишком стараетесь сделать вид, что вас ничего не волнует. И изводите себя тем, что стояло бы делать гораздо спокойнее. Я не собираюсь учить вас жить. Мне нечему учить, сама вон… - Эшара неопределенно отмахнулась, то ли от прошлого, то ли от настоящего, в общем, от той жизни, которая у нее была.

- Любят, стало быть. Быть может, вы и ей это скажете, а, Эшара? Скажете, что вовсе не правую руку ей полагается любить? Или же вы сами способны полюбить то, во что я превратился?
То, что дело в женщине, стоило понять еще тогда, в Башне Белого меча. Но Эшара не хотела об этом думать. Неприятно, когда тебя отталкивают, пусть ты и не собиралась вступать ни в какие отношения. Самолюбие это задело, как ни крути.
И вот снова все свелось к тому, что клятву Джейме давал не Гвардии, а женщине. Той, которая теперь считает, что без руки ей не нужен такой возлюбленный. Или любовник.
- Нет, я не способна полюбить. - Эшара протянула руку и коснулась пальцами золотого протеза, металл холодил кожу. Подсознательно она все ждала тепла живого тела, но его не могло тут быть. И тем не менее, не отдернула руку, не отвернулась, осталась стоять рядом. – Но дело не в вас, Джейме. Просто… кажется, моя любовь умерла там, в Звездопаде, когда мой ребенок последний раз вдохнул на руках своего отца. Сначала ребенок, потом его отец, пусть между этими двумя смертями и прошло столько лет. Я не называю имени, но вы же и так его знает. О том, что леди Звездопада обесчестил северянин, не говорил в замке только ленивый. – На мгновение Эшара отпустила себя, позволив погрузить в не самые радостные воспоминания. Но быстро справилась с этим. Не хотела думать о прошлом, не хотела переводить разговор в плоскость обвинений, что племянник Джейме казнил Эддарда Старка, лишив его… чего? Уже давно ничего не осталось. – Если она вас любит, то поймет.

- Уже совсем поздно, миледи, я должен вернуться в замок, однако прежде провожу вас, куда вы скажете... если, конечно, это не очередная тайна, которой я не имею права знать.
- Упрекаете? Но ведь каждая женщина имеет право на свою тайну.

+1

14

"Если любит, то поймет". Конечно, прямо сейчас. В случае с Серсеей скорее Стена растает, чем сестрица одумается и пойдет на попятную. Впрочем, Эшаре простительно предполагать подобную чушь, она ведь не знает.
А может, и знает. Или догадывается. Сейчас, пожалуй, не догадывается только ленивый или вовсе тупой. Что, кстати говоря, играло Джейме на руку, во всяком случае, он был уверен в том, что сыграет ему на руку, как только он вернется в Королевскую Гавань. Все равно и так уже половина Вестероса знает, стараниями Станниса Баратеона, а Серсея все еще строит из себя овечку и продолжает делать вид, будто подлый братец ее покойного оленя-мужа ее гнусно оболгал и поплатится за это. Нет, ну поплатиться-то он, конечно, поплатится, только есть ли смысл теперь скрываться, все равно до конца дней они не смогут водить за нос разом все королевство.
Наверное, следовало ей об этом сказать. И он даже почти сказал, между прочим, и сказал бы, если бы сестра не вздумала вдруг брыкаться, дескать, спасибо, что в очередной раз трахнул, а теперь пошел вон отсюда.
- Я, Эшара, не люблю тайн, - ну давай, расскажи ей, ты же так не любишь тайны, а потом пойди и расскажи всем о том, чем вы тут занимаетесь с Тирионовым наемником и чьим золотом тот несколько раз в неделю набивает карманы. - Чужие секреты мне неинтересны, несмотря на то, что я, можно сказать, вырос в Красном Замке.
Она гладила его неживую руку, глупая, неужели она полагает, будто он способен что-то почувствовать? Или, наверное, хуже - ей вроде и хочется прикоснуться, приласкать, только вот она снова ожидает, что он ее оттолкнет, как это получилось в прошлый раз. А он и сам не был до конца уверен, оттолкнет ли.
Конечно, Нед Старк и здесь успел наследить. Ну что за скотина, все время влезает туда, куда не просят, даже будучи мертвым, и умудряется нагадить, все равно никто на него не подумает, он же, Иные его раздери совсем, благородный Нед Старк, нельзя же подозревать такого человека в каком-нибудь гнусном поступке. Вроде того, что он устроил Эшаре. Трахнуть знатную девицу и благополучно исчезнуть, оставив ту в заложниках у безумца и с ребенком в брюхе - до такого даже Джейме не додумался бы, а к нему в свое время какие только девки ни липли, одна другой замечательнее.
Впрочем, незачем сейчас говорить об этом с ней, все равно ничего не получится изменить, разве только леди Дейн позабудет про свою хваленую гордость и разрыдается у него на плече.
Ты утверждаешь, что не способна полюбить, я не уверен, что способен - нашли друг друга, Пекло подери.
- Ваши тайны мне тоже не нужны, - Джейме помедлил немного, затем все же отвел ее руку от своих искусственных пальцев - ее прикосновение, пусть даже и неощутимое, как нельзя лучше напоминало ему о том, кто он есть. - Вы всего-навсего либо идете сейчас со мной, либо нет, в зависимости от того, что вы предпочтете.
Снова, как тогда, отчего-то захотелось ее поцеловать. Наверное, исключительно из чувства обиды и желания отомстить сестре. В самом деле, Серсея повела себя странно, можно подумать, ее когда-либо занимало что-то, кроме его члена, так член ему, к счастью, не оторвали.
Правда вот, снова поцеловать Эшару значило бы совсем потерять голову и разложить ее прямо здесь, на ее же плаще, а уж этого никак нельзя было допустить.

+1

15

- Я, Эшара, не люблю тайн. Чужие секреты мне неинтересны, несмотря на то, что я, можно сказать, вырос в Красном Замке.
Тайны…
Их Эшара тоже не любили. Они ломали жизни, портили всю радость, превращали мир вокруг в ад. Они отравляли существование. Вот и сейчас она вынуждена была смотреть на Джейме и молчать о том, что где-то за Узким морем собирается угроза его семье, его дому. Не то чтобы Эшару это волновало – не после рассказов о том, какой жестокий и глупый сейчас на Железном троне король, будто в него вселился дух Эйериса. Ей просто было неприятна та пропасть, между ней и Джейме. И сейчас, когда он говорил о тайнах, она неловко дернула плечами, будто отгоняя от себя эти мысли.
Лгать ей не хотелось.
А лучший способ не лгать – не говорить об этом вообще.
В какой-то момент Эшара вдруг ощутила, как сдавило грудь. Воздух стал вязким и душным, хотя ночь была довольно прохладной, а с моря веяло приятным бризом, смывающим запахи города за спиной. Но что-то было не так. Знакомое чувство, пришедшее на смену восторгу от места, которое, пусть и недолго, было Вечерней звезде домом. Чувство дискомфорта, будто она задыхалась.
Дорнийка это уже проходила. Через несколько месяцев Королевская гавань начинала душить приезжих. Кто-то справлялся с этим и выживал. Кто-то не мог противостоять и погибал. Не всегда физически, но ломаясь морально, душевно. Гавань практически сломала Элию, она даже Рейегара смогла покалечить своей фальшью и жестокостью. Эшара об этом успела позабыть, но за те дни, что прошли, она снова столкнулась с тем, что начала задыхаться от разлагающихся человеческих душ в этом месте.
И как только Джейме выжил столько лет тут?
А, может, не выжил? Может, побыв вне ее, он уже видит это место иначе?
- Мне всегда казалось, что Красный замок способен уничтожить души своих обитателей. И вспоминая Эйериса – думаешь об этом снова. И не только Эйериса.
Эшара вздохнула.
Может следует решить все вопросы с Оберином и не шпионить при дворе, тут есть Варис, в конце концов, а бежать в Дорн, на поиски союзников? И как можно быстрее.

- Ваши тайны мне тоже не нужны. Вы всего-навсего либо идете сейчас со мной, либо нет, в зависимости от того, что вы предпочтете.
Вам никто не нужен, правда?
Но вслух Эшара этого не сказала. Лишь протянула руку и оперлась на локоть Джейме.
- Мне на другой конец Гавани, возле порта небольшой постоялый двор, там и живу. Но вы уверены, что лорду-командующему стоит туда идти?

+2

16

- Я вообще не уверен, стоит ли кому бы то ни было туда идти, - Джейме равнодушно повел плечами; незамысловатое, казалось бы, движение отозвалось противной колющей болью промеж лопаток.
Стало быть, она всерьез собралась топать пешком и без провожатого на другой конец Гавани, к самому порту, где по пути в тот вонючий клоповник, который местные называют постоялым двором, можно встретить какую угодно шваль и получить совершенно ненужный довесок вроде ножа в бок, а если повезет обойтись - все равно знатной леди не пристало таскаться на ночь глядя по постоялым дворам.
Эта женщина либо смела до безрассудства, либо вовсе глупа.
Тем более, кстати, что, если чувство времени не обманывало Джейме, ему вот-вот полагалось заступить в караул, иначе Серсея, чего доброго, снова начнет рвать и метать, если вдруг увидит, что дверь покоев ее драгоценного сына-короля не стережет неотлучно кто-нибудь из отобранных лично ею говнюков в белых плащах. Так что, если он вздумает согласиться проводить Эшару в ту задницу, в которой она наняла комнату, возвращаться в замок ему придется чуть ли не бегом, что весьма затруднительно, кстати, если учесть, что после тренировок с Бронном он и шагом-то передвигается с величайшим трудом.
Есть, конечно, еще одна беспроигрышная идея, и она пришла ему в голову практически сразу, вкупе с навязчивым желанием как-то отыграться на самолюбии сестры. Идея заключалась в том, чтобы предложить Эшаре свои покои, все равно его не будет в башне всю ночь, так что его присутствие ее никоим образом не стеснит, а вездесущие языки непременно доложат королеве, будто лорд-командующий ее Белой Гвардией то и дело отлучается куда-то на несколько часов, а тут еще и с женщиной пришел, пришел открыто, словно в насмешку надо всеми данными им когда-то рыцарскими обетами.
Давненько Джейме не чувствовал ничего подобного. Снова, как в старые добрые времена, гордо насрать сверху на клятву рыцаря Королевской Гвардии, жаль вот, что подходящего короля, годного на то, чтобы перерезать тому глотку в ознаменование этого своего "насрать", не подвернулось пока. Наверное, Эшара была права, говоря о том, что ему все же не стоит считаться с кем бы то ни было. Только вот Джейме, как водится, понял это по-своему.
- Постоялый двор переживет и без вас как-нибудь, я полагаю... мне нужно вернуться, и чем скорее, тем лучше, пока мое отсутствие не вызывает подозрений, так что я могу предложить вам, миледи, разве только свои покои в Башне Белого Меча.
Все, как полагается, сначала дать ей своего оруженосца, потом свою кровать, потом свое присутствие в ней - в кровати в смысле. Оставалось только надеяться, что Эшара поймет его правильно и не сочинит какую-нибудь отговорку, которая заставила бы его отправиться с нею на другой конец города хотя бы потому, что отпустить ее одну он не мог себе позволить.
- Обещаю, что не стану докучать вам своим присутствием, а кроме меня, все равно никто туда не войдет.
Ланнистер весьма предусмотрительно предложил ей для опоры именно правую руку - левый локоть после неудачной встречи с Бронновым клинком ныл и, похоже, начал опухать. Нужно будет как-нибудь постараться напялить на это налокотник, может, ремни чуть ослабить, Пайпер разберется.

+1

17

- Я вообще не уверен, стоит ли кому бы то ни было туда идти.
Эшара удивленно вздернула бровь.
- Вы о чем? Не ночевать же мне на улице. Это еще более небезопасно, чем сейчас пробираться по городу.
Едкое замечание на тему того, что золотые плащи совсем обленились и не выполняют свою задачу, так и осталось невысказанным. Джейме не командовал ими. А если бы командовал, что толку об этом говорить? И без того случайная встреча приобрела совсем необычный поворот.

- Постоялый двор переживет и без вас как-нибудь, я полагаю... мне нужно вернуться, и чем скорее, тем лучше, пока мое отсутствие не вызывает подозрений, так что я могу предложить вам, миледи, разве только свои покои в Башне Белого Меча.
Дорнийка рассмеялась.
Но потом поняла, что Джейме серьезен.
- Вы не шутите? – Она заколебалась, не зная, что сказать в ответ. В самом деле, не хватало еще запятнать белый плащ лорда-командующего – на нем уже хватало пятен – присутствием женщины в его покоях. Тешить себя надеждой, что это останется тайной, не выходило. Кто-то да увидит темную тень, а потом, надо же будет утром уходить? Можно будет подняться до рассвета, но выскользнуть все равно не удастся незамеченной. Хотя да, Башня Белого Меча в чем-то была гораздо безопаснее, чем постоялый двор, где могут ограбить и изнасиловать. Вот только близость подземных казематов Мейегора как-то совсем не радовало.
И еще одно – Джейме самому нужна кровать, а насколько помнила женщина, в покоях было предусмотрено лишь одно спальное место. И куда пойдет рыцарь? На пост? Возможно, но все-таки…

- Обещаю, что не стану докучать вам своим присутствием, а кроме меня, все равно никто туда не войдет.

Очевидно, Джейме как-то мог читать мысли. Или же на лице Эшары все так явственно отражалась, что труда никакого не было догадаться, о чем она думала. Предложение было достаточно соблазнительным, чтобы она хотела согласиться: по крайней мере, тут она и правда могла выспаться, уверенная, что никому не понадобится ничего от нее. И все-таки она продолжала сомневаться.
- Джейме, вы мне не докучаете. Мне приятно ваше общество. Но вы же понимаете, что из-за меня по замку могут поползти сплетни?
Не говоря о том, что к ее личности раньше времени могут проявить ненужный интерес. Чем дальше, тем больше они с Оберином приходили к выводу, что Эшаре следовало покинуть Гавань. И она не особо возражала.

+1

18

А она еще утверждает, будто ей настолько претит Красный Замок, что прямо даже и сказать-то сложно, насколько - и это притом, что к жизни в замке она уже успела привыкнуть и знает, чем закончится ее пребывание в покоях королевского гвардейца.
- Вы же понимаете, что из-за меня по замку могут поползти сплетни?
- Да плевать, - отмахнулся Джейме. - Должны же они говорить обо мне что-то новое.
Даже придворным насмешникам со временем приедается один и тот же повод для насмешек. Джейме и сам это понял, когда заметил, что желающих плеваться ядом ему в спину стало гораздо меньше по сравнению с днем его возвращения в столицу. к счастью, он был слишком погружен в мысли о том, как жить дальше, а не то и вправду начал бы вырывать языки.
Теперь же в замке пойдут другие сплетни - интересно, что скажет королева?
Правда вот, Эшару обижать во второй раз не хотелось. Хватит с нее и того, что в ее присутствии Джейме, сам того не особенно желая, больше думал о Серсее, чем когда сестра находилась рядом с ним. Хотя кого он обманывает, сестра намеренно избегала встреч с ним после того, если можно так выразиться, разговора, который мало того, что ни хрена не получился, так еще и ни к чему путному не привел, разве только ему снова позволили пристроить куда надо свой член - ну так он не за сестриной благосклонностью сюда ехал.
Если она вас любит, то поймет.
Если любит, то поймет.

Как некстати получилось - Джейме не особенно нуждался в понимании. За пониманием, если совсем припрет, он отправится к Бриенне Тарт, а вот сестрицу понимать он ни в коем разе не хотел.
Чем больше оба полуночника приближались к Красному Замку, тем больше на их пути встречалось людей - в большинстве своем, конечно, разного сброда, но были и те, кто уважительно кивал за десять шагов, разглядев в свете факелов золотую кисть. Золотую, будь она проклята, кисть, узнав только цену которой, кто угодно за пределами замка, да и в самом замке, удавился бы - только вот владелец этой самой кисти охотно объяснил бы придурку, что не в деньгах счастье.
Не дойдя до замка какой-то пары десятков шагов, Джейме остановился, присматриваясь. У ворот несли стражу четверо, еще двое прохаживались вдоль стены, изредка посматривая вниз - скорее затем, чтобы посоревноваться в плевках со стены, на скорость и дальность.
- Незамеченными в замок мы не войдем, - Джейме склонился к уху Эшары, понизив голос до заговорщицкого шепота, точно они задумали проникнуть в крепость самое меньшее затем, чтобы втихую убить короля и убраться подобру-поздорову. - Вы же мне подыграете, верно? - объяснять ей что-либо кроме он не стал. Он и так уже подошел слишком близко, достаточно близко, чтобы она почувствовала его возбуждение в тот миг, когда Ланнистер коснулся губами ее губ.
И вовсе не так сложно, между прочим, это только в первый раз странно. Вообще довольно странно обманывать разом ту, которую любишь, и ту, которую вроде и не любишь, а в первую очередь, конечно же, себя... но какая разница, если у Эшары получается дать ему то, чего не может, не захотела дать ему Серсея?
- А нам, между прочим, не разрешают водить в замок шлюх, - один из стражей на стене подозвал напарника, указывая на Ланнистера, бесцеремонно обжимающего аккурат у замковых ворот незнакомую женщину в темном плаще до пят.
- А ты пойди и напросись в братья к королеве, - хохотнул второй, в очередной раз смачно сплюнув вниз со стены. - Авось она и тебе даст.
Над замковым двором раскатился согласный хохот двух луженых глоток.

+1

19

Эшара следовала за Джейме. Вернее, шла рядом, немного не поспевая за его шагом, но и не отставая – ее ладонь все так же лежала на изгибе го локтя. Пару раз приходила мысль, что сейчас она совершает самую большую глупость из всех возможных, но успокаивало то, что между ней и Джейме стоит призрак другой женщины, в которую, оказывается, влюблен лорд-командующий. Неожиданно вспомнился давний, припавший пылью, разговор с леди Оленной о тех, кто надевал белый плащ и давал клятву. Что ж, определенно, Джейме был не из таких, он знал, как быть с женщиной, но нарушение клятвы рыцаря Королевской гвардии совсем не коробило дорнийку. Семеро, отношения мужчины и женщины стоят всех нарушенных клятв. И убедить ее в обратном никто не сможет.
Все больше встречалось людей по пути. И хотя темнота скрывала любопытные взгляды, адресованные ей, Эшара могла поспорить, что они есть. Не в последнюю очередь потому, что опиралась она на руку Джейме Ланнистера, а не узнать его очень сложно. Дорнийка отвыкла от такого пристального внимания, испытывая сейчас отчаянное желание спрятаться от всех чужих взглядов. Снова в груди стало тесно, то ли так действовал Красный Замок, то ли близость мужчины, придержавшего ее у ворот. Эшара бросила быстрый взгляд на стражей, нахмурилась. И вздрогнула, когда дыхание Джейме обожгло ей щеку, шевельнуло темные пряди и заставило повернуть голову в его сторону, от чего она оказалась с ним лицом к лицу.
Слишком близко.

- Незамеченными в замок мы не войдем. Вы же мне подыграете, верно?
Подыграю?
Эшара едва успела осмыслить вопрос, но ответить на него у нее не было никакой возможности. Губы Джейме накрыли ее собственные. В легких почему-то в один момент не оказалось воздуха, женщина сдавленно охнула и в первый момент застыла.
Но ведь нужно подыграть, не так ли?
Секунды, и вот уже руки Эшары обвили шею Джейме, притягивая его еще ближе. Эшара оторвалась от его губ ровно на столько, сколько потребовалось набрать в легкие воздуха для продолжения поцелуя.
Она слышала смех наверху – картина явно забавляла стражников. Неизвестно, узнали ли они Джейме, но ее наверняка приняли за шлюху. И это позабавило Эшару. Если бы не поцелуй, она бы рассмеялась. Как там было: в душе каждый дорниец разбойник, каждая дорнийка – шлюха. Старая поговорка той, кто многое поведала юной дорнийке о мужском теле. Что ж, Эшара никогда этого не отрицала, хотя всегда была верна единственному мужчине, которого уже не было в живых.
Эшара снова разорвала поцелуй, но шею Джейме не отпустила, продолжая обнимать его и стоять к нему так близко, как только было возможно. Со своего места ей не были видны стражники, и женщина спросила:
- Мы им уже не интересны. Пойдемте?
Было слишком темно, чтобы Эшара понимала, куда ее ведут. Такими темпами Джейме мог завести ее куда угодно, лишить жизни. Но она была уверена, что подобной нужды у него не было. И вот она снова была в комнате лорда-командующего, как и несколько дней назад – скромная келья, скромная обстановка, белые стены, единственное окно. Свечи тускло освещали комнату, Эшара вновь обвела ее взглядом. И обернулась к Джейме. На губах все еще горел его поцелуй. Но думать об этом не стоило. Хотя Ланнистер целовался… умел целоваться. Женщина с трудом подавила улыбку. Откашлялась и попросила:
- Вас не затруднит попросить вашего оруженосца принести мне горячей воды?

+1

20

Вот, кстати, да. Судя по тому, сколько времени они там проторчали, сам он вымыться уже не успеет, времени хватит разве только на то, чтобы сменить насквозь пропахшую потом одежду, влезть в доспехи и отвалить наконец в Твердыню Мейегора. На часах у дверей королевских покоев нынче до полуночи стоял Меррин Трант, после полуночи же в караул обязался заступить Джейме Ланнистер, и если Джейме Ланнистер не сменит Меррина Транта в условленный час, получится, мягко говоря, не очень хорошо. Ему и так хватало того, что его Королевская Гвардия своего лорда-командующего, похоже, вовсе ни во что не ставила. Начхать на происхождение, на опыт, на боевую смекалку и способность стратегически мыслить - снова, как и в случае с Серсеей, виновата пустота на месте правой кисти, будь она неладна. Неиссякаемый источник для шуток нашего великодушного короля.
Заспанный Джосмин Пеклдон выкатился из закутка, в котором, похоже, плющил морду вот уже битых несколько часов, кое-как протирая глаза:
- Сир, я... вы сегодня позже обычного, вот я и... - юноша, казалось, совсем растерялся, обнаружив в покоях своего бесценного сира незнакомую женщину в длинном плаще с глубоким капюшоном.
- Потом, - распекать оруженосца не было ни особого времени, ни, что гораздо важнее, сугубого желания.
- Вас не затруднит попросить вашего оруженосца принести мне горячей воды?
Джейме переглянулся с Пеком; тот, кажется, вовсе засмущался, щеки у него вспыхнули, и юноша поспешил поскорее отвернуться, услышав из-под капюшона смутно знакомый голос. Та самая леди, которую сир Джейме уже приводил не так давно. Что ж, может, и пусть его, а то вон места себе не находит в последние несколько дней...
- Все, что пожелаете, миледи, - ответил Джейме учтиво, казалось, желание, охватившее его так скоро, так же быстро погасло, уступив место придворному этикету, - если согласитесь немного подождать.
Ланнистер развернулся и прошел вглубь комнаты, на ходу потянув на груди шнуровку камзола, сделав Пеку знак двигаться следом.
А вообще Эшара была права, рассуждал Джейме, за закрытыми дверями облачаясь в принесенную оруженосцем чистую одежду. По большому счету, отсутствие у него правой кисти никого особенно не беспокоило, кроме него самого. Вон Бронну - и тому чихать, лишь бы только Ланнистер ему платил, а он платил, и платил исправно. Только вот... если, как говорит Эшара, всем наплевать, то почему не наплевать отцу? Почему не наплевать Джоффри, который в целом весьма охренел в отсутствие обоих своих отцов, что настоящего, что выдуманного Серсеей и вот уже несколько лет покоящегося в могиле после неудачного свидания с кабаном? Почему самой Серсее не наплевать?
Впрочем, об этом все же стоит поговорить с Серсеей, только разве в том случае, если сама одумается и придет. Он не пойдет  ней объясняться, пусть для этих целей ищет себе другого братца-идиота.
Джейме перевесил меч на правую сторону, под левую руку, не будучи, правда, уверенным, что в случае чего сумеет вынуть оружие из ножен и как следует им размахнуться. Для этого нужно по меньшей мере суметь придержать ножны другой рукой... однако, пожалуй, не стоит об этом думать. Лучше было подумать о том, что Пек все же перестарался и на совесть затянул ремни на ушибленном локте, отчего только разве слезы из глаз не брызнули.
- Виноват, сир, - юноша сосредоточенно принялся перетягивать. - Вам, наверное, не стоит...
- Я знаю, Пек, - прозвучало это вполне доверительно.

Эшара ждала. Неизвестно, кстати говоря, чего. Должно быть, ждала, что Ланнистер, у которого, похоже, вошло в привычку водить ее за нос, все-таки одумается и решится. И он, наверное, решился бы, когда бы не...
Целуя Эшару Дейн, он представлял себе Серсею. Так что даже не расстроился бы, узнав, что на его месте она представляет себе Неда Старка. Хотя подобное сравнение все-таки претило ему, только вот сердечные привязанности леди Эшары тут ни при чем.
- Пек, останешься и будешь выполнять распоряжения миледи, - велел Джейме, расправляя на плечах белый шерстяной плащ. - Если сюда войдет кто-нибудь, кроме тебя... лучше не попадайся после мне на глаза, - иначе найду и убью. - Миледи, - Джейме остановился в дверях, панцирь, напяленный на рассаженное в кровь тело, казался вовсе неподъемным, - я вернусь на рассвете. Доброй ночи.

+1

21

- Все, что пожелаете, миледи, если согласитесь немного подождать.
- Да, конечно, милорд.
Эшара кивнула, отходя к кровати, на краю которой и пристроилась. Пока мальчишка помогал своему сиру переодеться, у дорнийки было немного времени подумать. Ее снова охватили сомнения, стоило ли ей так опрометчиво соглашаться на предложение Джейме. Но постель тут, определенно, была чище, и спать – безопаснее. Так что вряд ли она прогадала.
Эшара подняла глаза на вышедшего Джейме. Он был при полном параде, в том числе и в белом плаще. Когда-то эти плащи вызывали сладкий восторг и заставляли девичьи сердца трепыхаться под корсетом. Может, конечно, и сейчас заставляют, а вот Эшара не чувствовала ничего. Да и тогда это было скорее эстетическое чувство, ведь рыцари приносили клятвы – глупые, невыполнимые, но зачем-то приносили.

- Пек, останешься и будешь выполнять распоряжения миледи. Если сюда войдет кто-нибудь, кроме тебя... лучше не попадайся после мне на глаза. Миледи, я вернусь на рассвете. Доброй ночи.
Эшара благодарно улыбнулась Джейме.
- И вам доброй ночи, милорд.
Хотелось сразу же завернуться в плащ и уснуть, стоило двери закрыться за Джейме. Но вместо этого женщина стянула, наконец, капюшон и посмотрела на мальчишку:
- Тебя зовут Пек, верно? – Тот кивнул. Кажется, у Джейме было два оруженосца, и вскоре оба будут знать ее в лицо, а по взгляду уже понятно, что у Пека возникают какие-то подозрения. Эшара едва не рассмеялась. Самым обидным во всем этом было то, что подозрения совсем беспочвенны. Но не объяснять же этому оруженосцу? Глупо оправдываться перед кем, кому это совсем не нужно. Да и вообще, оправдываться Эшара не любила.
А, может, так и лучше. Может, и правда это пойдет на пользу Джейме. Слухи обязательно доберутся до дамы сердца бравого рыцаря, и там уже все может стать гораздо лучше. Одной душевной болью меньше – как бы ни старался Джейме, но Эшара догадывалась, что больше всего его ранит именно отношение женщины к его руке. Что ж, это вполне ожидаемо.
- Горячая вода? – Напомнила дорнийка мальчишке. Тот мгновенно вскинулся, забормотал что-то себе под нос, вызывая у миледи этим улыбку, пообещал скоро вернуться и скрылся за дверью.
Женщина тем временем сняла плащ, аккуратно повесив его на спинку стула, ослабила шнуровку корсажа, позволив себе едва не впервые за день свободно вдохнуть. Снова подумала, что одежды септы были гораздо удобнее, пусть ее и раздражала их блеклость. Пока Пек добывал гостье воду, у нее было время обдумать не только разговор с Джейме, но и планы на завтрашний день. Ей все еще хотелось разыскать ту молоденькую септу, с которой ее свела судьба в первый день. Было что-то в той девушке, что заставляло Эшару стремится узнать о ней побольше, пусть это и не касалось ее. Но слишком уж пристально ее рассматривали, значит, что-то происходит.
Стук двери, шаги Пека, притащившего не только ведро, но и небольшую емкость. Не лохань – о боги, как давно Эшара мечтала о чем-то вроде дорнийской ванны, но до этого было еще очень далеко – но хоть какой тазик. Пек растерянно огляделся, прикидывая, куда же поставить ведро и тазик, но Эшара отмахнулась:
- Дальше я сама.
Мальчишка кивнул. И застыл.
- Что-то еще? – Удивленно спросила Эшара.
- Вы… голодны, миледи?
Эшара рассмеялась. Вот же… а она была почти уверена, что он сейчас спросит, не нужна ли ей помощь. Но мещанский наряд проще, шнуровка спереди, чтобы женщины сами могли затянуться, не путаясь и не теряясь. Так что помощь ей была точно не нужна.
- Да, поесть было бы неплохо.
Пока Пек будет добывать ужин, очень поздний, следовало сказать, ужин, Эшара собиралась управиться с умыванием. Мальчишка снова убежал, издавая негромкий топот по лестнице, улыбка сползла с губ дорнийки. На лице читалась усталость, вымотанность, кровать манила чистой постелью, но именно поэтому Эшара заставляла себя делать хоть что-нибудь. Стянуть одежда, оставшись без ничего, разбавить горячую воду в тазе холодной из кувшина, намочить кусок отодранной от нижней юбки. Она устроилась на полу, на коленях, у таза. Жаль, что вода была всего лишь водой, ничего вспомогательного Эшара не успела попросить у Пека. Но и то, как намокшая ткань скользила по коже, смывая с нее грязь и пот прошедшего дня.
К приходу Пека Эшара снова облачилась в нижнюю рубашку – ничего другого у нее не было при себе. Накинула плащ, чтобы не смущать мальчишку. Добытчик ужина из него оказался весьма хорош, то ли на кухне Пека привечали, то ли просто беспрекословно отдавали все оруженосцу Джейме Ланнистера. По крайней мере, еды было больше, чем смогла бы съесть Эшара. Дорнийке хватило нескольких кусочков мяса, которые она запила вином.
Эшара растянулась на кровати. Та не отличалась мягкостью – кровать истинного воина, видимо. Впрочем, она была удобнее, чем те лежанки, на которых приходилось спать когда-то изнеженной леди Дейн в своих скитаниях за Узким морем. И сейчас тело благодарно и сладко ныло от возможности просто коснуться чистых простыней. Все беспокойства дня и вечера канули в неизвестность, Эшара лишь на секунду закрыла глаза, и уже спала сном младенца, так и оставшись в плаще поверх нижней рубашки. Правда, стоило ей начать ворочаться, как плащ медленно сполз, открывая любому посетителю покоев лорда-командующего призрачную фигуру. Света было мало, и белая сорочка и правда создавала ощущение, будто это не женщина, а видение. Темные пряди рассыпались по подушке, тонкая рука свесилась с кровати.

+1

22

...Едва только рассвело, по коридорам Башни Белого Меча раскатились шаги. Бейлон Сванн, которому полагалось сменить Джейме на посту у королевских покоев и неотлучно следовать за ним до самого тронного зала и обратно, как и полагалось, озаботился этим заранее.
- У короля сегодня назначена аудиенция с лордом и леди Тирелл, - не преминул напомнить Джейме, пристально вглядываясь в сосредоточенное лицо Бейлона Сванна. - Если понадобится, пошлите за мной, сир Бейлон.
- Позвольте, милорд, вовсе за вами не посылать, - осторожно возразил Сванн, который, как оказалось, все это время внимательно изучал бледную физиономию лорда-командующего с заострившимися скулами. - Полагаю, вам нужен отдых.
Джейме строптиво поджал губы, намереваясь сначала протащить как следует вздумавшего возражать рыцаря, однако сообразил практически сразу - сам виноват. Нужно было не просить, а приказывать, Сванн не посмел бы ослушаться приказа. Или... правда, в Пекло все. Нужно пойти к себе и лечь спать. Да. Нужно.
Тем более, что Эшара наверняка уже ушла, а стало быть, не придется ее ни стеснять, ни смущать.

Лью Пайпер еще не успел сменить Пека, и юный оруженосец долго тер глаза одной рукой, другой помогая Ланнистеру снять доспехи, и желательно как можно тише, чтобы не гремели. Не то, чтобы Джейме боялся разбудить кого-то из обитателей башни - любой резкий звук его раздражал, и оруженосец знал это, знал и боялся в случае чего попасть под горячую руку. Юноша и так видел, что его сир сильно не в духе, возможно, из-за того, что не выспался накануне, а впрочем, кто знает.
- Да что происходит, Пек?! - рявкнул Ланнистер громче обычного, заметив, что юноша то и дело косится на плотно закрытую дверь спальни.
Джосмин Пеклдон смущенно опустил глаза, расстегивая пряжки налокотника с левой стороны; руки у юноши ощутимо дрожали, Джейме, зная, что сейчас будет больно, заранее прикусил губу - все равно ничего большего сделать он не мог. Сложно стаскивать локтевые щитки, если для этого нет необходимого приспособления о пяти пальцах, которое дается каждому при рождении в количестве двух.
- Тише, сир, - оруженосец прижал палец к губам. - Разбудите.
Ах, вот оно что...
Стало быть, Эшара никуда не ушла. С одной стороны, никто ее и не прогонял, но с другой... оказаться с нею в одной постели и просто уснуть было бы верхом неприличия по отношению к ней, и так, судя по всему, изрядно расстроенной его дурацким поведением. Нужно было наплевать на все и топать вместе со Сванном в тронный зал, возможно, так лучше всего получилось бы разогнать сон. А леди Дейн тем временем спокойно проснется, приведет себя в порядок и уйдет...
Однако его рука уже толкнула створку двери, ведущей в спальню.
Дорнийка спала, совсем как младенец, безмятежно, точно у себя дома... наверное, здесь ей и было самое место, но это было давно, когда еще был жив ее брат, Эртур Дейн. Теперь же ей совершенно нечего здесь делать, он получил от нее ровным счетом то, что хотел - несколько человек видели его входящим в ворота замка об руку с незнакомой женщиной, возможно, даже и шлюхой, какая разница, все равно видели, а стало быть, Серсея уже знает. Любопытно, станет ли она ревновать?..
А то, что леди Дейн спала сейчас в его кровати, почти обнаженная, почти доступная, только протяни руку и возьми - нет, не считается. И это несмотря на то, что соблазн был слишком велик.
Ланнистер скинул одежду, оставшись в одних подштанниках, забрался под одеяло, стараясь по возможности не беспокоить женщину, спящую рядом, благо позволяла ширина кровати, и почти мгновенно уснул - усталость взяла свое.

+1

23

Спалось Эшаре даже спокойно. Спокойнее, чем на постоялом дворе, где в нижних комнатах гуляют до утра, а каждый звук заставляет напрягаться.
Но вот пробуждение оказалось очень даже беспокойным. Эшара не слышала, как вернулся хозяин ее временного убежища. Собственно, она в самом деле надеялась, что либо мальчишка-паж разбудит гостью, либо сама она проснется до того, как Джейме закончит свою ночную вахту. Оказалось, что ничего из этого не сработала. И чуть повернувшись, еще толком не открыв глаза, Эшара обнаружила, что уже не одна в кровати.

Будь она правильно воспитана, да возрастом лет на пятнадцать моложе, ей было бы положено испуганно вжаться в стену, а то и спихнуть рыцаря с его же собственной кровати, попутно натянув одеяло едва ли не на макушку. Так казалось. Но Эшара не была воспитана правильно, да и возрастом уже вышла из тех рамок, которые диктовали подобное поведение, так что позволила себе без стеснения опереться на руку и какое-то время рассматривать спящего Джейме.
Сон разглаживал все морщины, все переживания ушедшего дня, делая лорда-командующего Королевской Гвардии более мягким, что ли, если, конечно, так можно было сказать. По крайней мере, во сне он очень напоминал того самого мальчишку, на которого когда из чисто эстетического интереса засматривалась леди Дейн. И который, сам того не понимая, оказал напуганной дорнийке поддержку. Вряд ли Джейме когда-нибудь поймет истинную цену того разговора, но Эшара знала, что он разбудил в ней веру в то, что каждый получит по заслугам. И эта вера помогла дождаться собственного спасения. жаль, что для Элии это ничем не закончилось.

Эшара тихо взодхнула.
Пора было и честь знать. Как бы тут ни было безопасно, а оставаться в Башне Белого Меча было глупо, даже неразумно. И Эшара собиралась уйти, пока еще было достаточно рано - внутренние часы подсказывали женщине, что шанс у нее этот остается. В замке уже проснулись повара да мелкие служки, а им-то нет никакой разницы, что за женщина уходит, прячась под плащом. В голове уже созрел план, довольно простой. В Гавани ей нечего было делать, да и не хотела она ничего тут делать. Значит, пора было бежать домой, в Дорн, поговорить с родственниками, попытаться привлечь на сторону Эйегона как можно больше союзников. Оставалось решить, как добираться до Солнечного Копья. Море не так уж безопасно, но более безопасно, чем по суше в пору войны, ну или ее послевкусия. Вот только морем она уже наплавалась и не хотела больше.

Об этом можно было подумать позже. Сейчас же главной задачей было скрыться из покоев Джейме до того, как он проснется. Аккуратно перелезть через спящего мужчину было делом совсем не легким, этому изрядно мешали полы рубашки и упавшие на лицо волосы. Но Эшара все-таки справилась, не потревожив спящего льва. Вот только дальше все пошло совершенно не по плану. Под ногу подвернулось что-то, что в тусклом свете утреннего солнца, просачивающегося из-за ставней, женщина так и не рассмотрела. Но пошатнулась, торопясь ухватиться за стол, на котором пустой кувшин потерял равновесие менее грациозно, чем Эшара, скатился на пол и соизволил с грохотом разбиться.
Эшара чертыхнулась и обернулась, посмотреть на Ланнистера, не проснулся ли он. надежда была слишком слабой, от такого шума не проснется разве что покойник.

+1

24

Ему снился сон.
Он поднимался и поднимался по бесконечной лестнице, состоящей из бесчисленных узких ступеней, которых хватало только, чтобы поставить ногу на носок и тут же подниматься на следующую ступеньку, чтобы не сорваться - внизу, у подножия лестницы, было слишком темно, но Джейме знал, что, случись ему сорваться туда, назад он уже не выберется. Зато его правая рука сжимала меч. Валирийский меч, подаренный отцом. Тот самый, который Джейме повесил у изголовья кровати, зная, что все равно никогда не сможет им воспользоваться. А наверху, на самой последней ступени, его ждала женщина.
Ее лицо было скрыто глубоким капюшоном плаща, однако Джейме казалось, что вся она, очертания ее фигуры, скупые жесты, бледные руки, то и дело мелькавшие из-под плаща, когда она поправляла капюшон - все это напоминало ему Серсею, и он торопился, как мог, цепляясь левой рукой за стену, и почему-то боялся разжать пальцы правой.
- Иди сюда, - правда вот, голос казался ему чужим.
- Подожди, - Джейме ускорил шаг.
- Иди сюда.
Дареный меч сделался вдруг неподъемным - рука, что ли, затекла? Нет, нет, не может быть, его рука привыкла к тяжести меча, он сумеет, он справится.
Женщина развернулась к нему спиной, капюшон упал с ее головы, и Джейме увидел, что волосы у нее не золотые, как у Серсеи, а темные.
- Подожди! - взмолился вдруг Джейме, эхо, гулявшее вдоль стен, многократно усилило звук его голоса и вернуло его же слова, правда, в какой-то искаженной форме. - Останься!..
Очередная ступень ушла из-под его ноги, Джейме пошатнулся, взмахнул руками, выпустил меч; клинок очертил в воздухе дугу, оцарапал стену, высек искры и ушел вниз, Джейме, как мог, старался удержать равновесие, но тут же потянулся за мечом, надеясь его ухватить, и его ноги потеряли опору. Инстинкт велел спасаться, пока еще можешь, Джейме ухватился обеими руками за каменную кромку, изгрызенный временем и крысами камень царапал ему пальцы - пока он не разглядел наконец, что вместо правой руки у него кровоточащая культя, а кисть, отрезанная ровнехонько, точно бритвой, некстати выпущенным из рук мечом, уже улетела вниз. Джейме подтянулся на оставшейся руке, его ноги беспомощно заскребли по камню стены...
Его пальцы разжались, придавленные женской ногой.

Должно быть, внезапный грохот, наполнивший спальню, тоже ему приснился, по крайней мере, Джейме очень хотелось в это верить. Впрочем, несмотря на усталость, он не был уверен, что хочет снова уснуть - он знал, что, уснув, он снова вернется туда же, и на сей раз ему никто не предложит валирийский меч.
Сначала Ланнистер отбросил одеяло, вскакивая с кровати, и только потом открыл глаза. Открыл, разглядел причину переполоха, с виноватым видом стоящую посреди комнаты, и снова уселся на кровать, не сообразив, впрочем, прикрыться.
- Срань, - Джейме потер глаза, просыпаясь.
Дверь приоткрылась, Пек сунул в проем взлохмаченную башку:
- Сир?..
- Выйди, - уже более миролюбиво отмахнулся Джейме; Пек не замедлил послушаться и снова закрыл дверь. Стало тихо, было разве слышно, как шумно вырывается воздух из груди Джейме да хрустят под ногами Эшары осколки погибшего кувшина.
Ланнистер запоздало поднял глаза на леди Дейн.
- Простите, миледи, я... Вы, должно быть, уходите? Сейчас я встану, - и действительно поднялся, подошел, не особенно, казалось, смущаясь того, что был почти раздет, что она, мужчин, что ли, голых не видела. А его бессчетные ссадины и синяки она и так уже успела рассмотреть, чего их прятать.
Принести ей платье, она, кажется, оставила его там, за дверью - только и всего...
Однако рука сама собой легла ей на плечо, скользнула под плащ, огладила кожу под тонкой тканью рубашки, Джейме кусал губы, стоя у нее за спиной, решившись прикоснуться, но не решаясь поцеловать. Он не может, не должен так поступать с Серсеей.
Впрочем, если учесть то, как она поступила с ним...
Ланнистер склонился над леди Дейн, касаясь губами ее шеи. Абсолютно, кстати говоря, непохоже на то, как он обжимал дорнийку накануне, вроде приглашая ее поучаствовать в его игре.

Отредактировано Jaime Lannister (13 Янв 2015 20:17:52)

+1

25

- Простите, миледи, я... Вы, должно быть, уходите? Сейчас я встану.
- Зачем? Простите, я тут слегка пошумела, - неловко извинилась Эшара.
Все и правда вышло совсем неловко, от чего ей казалось, что утро она испортила.
А Джейме все равно встал. Женщина без стыда скользнула взглядом по обнаженному торсу мужчины, безотчетно отмечая про себя следы сражений, в которых побывал рыцарь. Она с трудом оторвалась от его созерцания, заставив себя подумать о том, что ей следует уйти.

Он мог бы сказать Пеку, чтобы проводил гостью вон.
Мог бы просто выставить ее за дверь, хотя в этом Эшара сомневалась, похоже, сир Джейме был и правда с ней весьма вежлив.
Но то, что сделал Джейме, удивило дорнийку. В прошлый раз их поцелуй спутал все мысли в голове Эшары, да и похоже, что самого Джейме смутил не меньше. И дело тут отнюдь не в клятве верности королю, как уже успела убедиться Эшара, а в женщине. Но вот снова они оказались слишком близко.
Под губами Джейме по коже расползалось тепло, Эшара даже закрыла глаза, наслаждаясь этим моментом. Продлится ли он дольше или снова все схлопнется, как уже было? Эшара все никак не могла решить, что же ей делать: одернуть мужчину во имя блага их обоих или дождаться, куда это заведет. Сейчас поцелуй был невинным, несмотря на всю интимность того, как дыхание Джейме щекотало шею Эшару, играло темными прядками рассыпавшихся по плечам волос. Что будет через несколько минут?

Либо остановиться, либо продолжать.
Эшара облизнула пересохшие губы, позволила себе едва слышный вдох и обернулась, оказываясь с Джейме лицом к лицу.  Уперлась ладонями в грудь Джейме, посмотрела ему в глаза. Палец легко очертил линию губ рыцаря, скользнул по подбородку, но в памяти предательски всплыли совсем другие губы, совсем другая линия упрямого заносчивого подбородка, совсем другой цвет глаз.
Да, их легко было сморгнуть, о них даже легко было сейчас не думать, но незримое присутствие прошлого преследовало Эшару. От этого хотелось бы избавиться, самый доступный способ перед ней сейчас стоял, но вот стоило ли портить то теплое чувство дружбы, которое, как верила сама леди Дейн, у них начиналось?

- Ты уверен, что хочешь именно этого?
Вопрос был прост, на самом деле. Она не спрашивала у Джейме, хочет ли он ее - была уверена, что не о ней сейчас думает лев. Но если она оба хотят близости, плотской и жаркой, то кто им может запретить? Когда желания правят бал, все остальное не имеет смысла, так было и так будет.

+1

26

Ох уж эти ему благородные дамы. Вечно они любят переспрашивать и уточнять.
А он-то думал, что его намерения у него на лбу написаны. Впрочем, оно и к лучшему, незачем раскрывать свои намерения кому попало. Тем более, что Эшара, он понял это практически сразу, в любом случае не пришла бы в восторг, согласись ли он, откажись ли он.
А раз так, то, наверное, нечего и терять. Особенно, если учесть, что никто не обязывал его любить Эшару Дейн.
Серсея придет в ярость, когда узнает, ему, конечно же, не поздоровится, выгонит вон из Королевской Гавани якобы с поручением, а на самом деле - просто спровадит с глаз долой... Ну и пусть. Лишь бы только Пек и Пайпер молчали, а не то, как пить дать, скатится с плеч ее, Эшары, голова. Да. Как-то он об этом не подумал.
Да он много о чем не подумал.
- Ты уверен, что хочешь именно этого?
А есть разница?
Все-таки он слишком долго не был с женщиной - иначе вряд ли его бросило бы в жар, когда пальцы единственной сохранившейся у него руки проникли под ее рубашку и оттянули ворот, обнажая плечи. Кажется, рубашка разъехалась по шву, вот незадача, что поделать, убогий калека слишком уж неловок в обращении с капризной тканью. Он слишком долго не был с женщиной, которой было бы все равно, сколько там у него рук, в постели как-то не принято руки считать.
Эшара предлагала ему забыть. Забыть возможно было только в одном случае - если бы Серсея одумалась, если бы признала, что была неправа и слишком жестока по отношению к нему. Ну, или если бы она сама, леди Дейн, взялась бы помочь ему забыть... забыться.
Должно быть, он и сам в скором времени забудет, как желал бы и ей забыть - об этом лучше было не думать. Вообще лучше было не думать.
Под босыми ногами крайне опасно захрустели останки бесславно погибшего кувшина, когда Ланнистер подхватил женщину на руки, кое-как, насколько смог, и отнес ее в собственную постель, уже обнаженную. Действительно, лучше было не думать, иначе слишком велика была опасность снова задуматься о каких-то запретах, которые сам же и воздвиг перед собою, о том, как паскудно поступает по отношению к сестре... но не ей ли приличествовал уверенный в себе любовник?
А впрочем, он слишком много и не по делу оправдывался перед самим собой. Всем же наплевать, Эшара сама говорила.
Его ладонь проследила изгибы ее тела, тусклый утренний свет, пробивавшийся сквозь неплотно закрытые ставни, сам собою потерялся в ее волосах, аромат которых Джейме вдыхал, точно намереваясь до конца дней надышаться. Она скажет потом, что он все это время терял слишком многое... впрочем, он никогда не хотел походить на Роберта, никогда не стремился унизить сестру изменой, хотя, чего греха таить, размалеванные шлюхи, то и дело являвшиеся к королю, не то чтобы чрезвычайно его волновали, но все же кое-какие ощущения вызывали, весьма, так сказать, определенные. Обычный плотский инстинкт, все ему подвержены, это нормально.
И то, что он делает сейчас - нормально, абсолютно нормально.
Серсея не узнает. Он не посмеет оскорбить сестру тем, что она узнает.
Он торопливо целовал ее шею и плечи, пальцы ласкали грудь, полную, гораздо полнее, чем у Серсеи, и руки у нее были гораздо мягче, чем у Серсеи... Джейме спешил. В первую очередь, конечно же, спешил доказать себе, что все еще способен привлекать женщин.
Не дай Семеро ей сказать или сделать что-то, из чего он понял бы, будто она с ним исключительно из жалости...

+2

27

Сомневалась ли Эшара?
Нет. Если ты сомневаешься в мужчине, с которым ложишься в постель, то зачем вообще это делаешь?
Так что Эшара не сомневалась. Ни когда ее лишили рубашки, ни когда подхватили на руки, ни когда покрывали ее тело поцелуями. Но все движения Джейме были торопливыми, даже сбивчивыми, будто он куда-то спешил, будто за ним кто-то гнался. Может, конечно, лев и спешил, может, за ним кто и гнался - хотя кто бы рискнул преследовать льва? Но вот на что Эшара точно не собиралась размениваться, так это на торопливый секс, ведь могла дать гораздо больше, как и получить.
Пальцы мягко скользнули по золотистым волосам, коротким, не таким, как Эшара помнила. Прошлись по щеке, женщина поймала лицо Джейме в ладони и улыбнулась.
Она надеялась, что ее улыбка будет понята правильно, что не покажется ему жалостливой или глупой. Лишь нежной.
- Не спеши.

Эшара коснулась завязок его штанов, напоминая, что он все еще не готов к продолжению. И потянула, развязывая их. Никаких лишних движений или нарочитого желания помочь, дорнийка не перехватывала инициативу до тех пор, пока Ланнистер не остался без штанов. Фиалковые глаза поблескивали желанием. Вот теперь она собиралась на какое-то время взять дело в свои руки - буквально. Толкнула Джейме на постель, забираясь на него, крепко сжав его бедра коленями. И позволяя ему не только любоваться собой, но практически предлагая прикоснуться.
Эшара всегда знала себе цену. Она была хорошенькой девочкой, обещавшей вырасти в красивую женщину, что и случилось. С самого детства она собиралась восторженные взгляды, сначала мальчиков, потом мужчин в Солнечном Копье, а затем в Красной Гавани. Она могла бы много добиться, используя свою красоту, но не любила играть в эти игры. А потом ей пришлось забыть об этом - не без собственного на то желания. Сейчас же Эшара осознала, как давно она не была с мужчиной, как собственное тело жадно реагирует на близость Джейме, желая послать к Иным все эти игры в прелюдии и тому подобное. Так легко было сорваться еще несколько минут назад, потянув Джейме на себя, закончить все банальным соитием на койке, после которого только и остается, что бежать и не встречаться. Но Эшара не была бы Эшарой в таком случае. Один раз, один момент - он может остаться в памяти чем-то хорошим, приятным, что более важно, чем-то очень нужным, и еще вопрос, кому нужнее. И портить его торопливыми движениями только потому, что она хочет вспомнить, как это - принадлежать мужчине, а Джейме нужно ощутить себя полноценным - глупо. Тем более, что это не даст ему полноценности, а вот привкус горечи оставит на губах.

Все эти мысли пронеслись в голове женщины. И не оставили и следа. Потому, что теперь Эшара отдалась желанию, моменту и Джейме. Она начала с первого поцелуя, настойчивого, но в тоже время ласкового, проложила дорожку по шее на грудь и на живот. Чувствовала, как сбивается дыхание и мужчины, от чего Эшару накрывало ощущение вселенского удовольствия, хотя она только начинала. Но на этом этапе не было ничего приятнее, чем заставлять мужчину задыхаться от удовольствия.
А дорожка поцелуев продолжалась ее стараниями, пока не добралась до искомого. Пальцы накрыли член Джейме, сжав его крепко, несмотря на ласковость прикосновения. Большой палец ласкал гладкую головку, Эшара медленно задвигала ладонью, чувствуя, как член наливается желанием и обжигает кожу. На губах дорнийки заиграла улыбка кошки, объевшейся сметаной. Эшара закусила губу, продолжая свое дело, но не особо настойчиво. Убыстрившееся было движение снова замедлилось. Дорнийка потянулась, растягиваясь на Джейме, прижимая его член своим низом живота к его. И снова целуя, сглатывая стон мужчины:
- Мы же не хотим, что бы ты объяснял мальчишке, чем занимался тут, правда? - Эшара насмешливо прошептала в губы Джейме, обжигая его свои дыханием.
Желание свернулось горячей спиралью внизу живота, сочась по внутренним сторонам бедер. Но так же легко, как перехватила инициативу, Эшара отдала ее Джейме обратно, в любой момент готовая оказаться снова под ним.

+2

28

Пожалуй, он слишком уж привык к тому, что с Серсеей все время приходилось торопиться. Сестра, понятное дело, боялась быть застигнутой на месте преступления, порой Джейме даже диву давался, как это у них получилось зачать друг за другом аж троих детей - если перевести их с сестрой нечастые свидания в минуты, то в общем получится, мягко говоря, не особенно много. И все же - она отдала ему себя, она родила от него детей, пусть не ему, но от него, а он...
Впрочем, сомнения, даже если они и были, рассеялись почти сразу же, как только леди Дейн вдруг оказалась сверху.
Чем определенно мог похвастаться сир Джейме Ланнистер, так это тем, что почти никогда не звал сестру в постели по имени. Полезная привычка, если предположить, что вдруг придется оказаться под одним одеялом с какой-нибудь другой женщиной, не с Серсеей. Назвать женщину, с которой спишь, чужим именем - на такое разве только Роберт был способен, без разницы, сестра там, не сестра. У Роберта так вообще были одни только братья, кажется.
А она определенно знает, что и как делать с мужчиной. Одни только ее прикосновения чего стоили, она сумела возбудить его, пожалуй, несколькими движениями пальцев, настолько, что захотелось вот прямо сейчас проверить, какова леди Дейн, так сказать, во всем остальном, ну да она же попросила его не торопиться... хотя поспешить все равно не мешало бы, несмотря на то, что его обещали не будить и вовсе за ним не посылать, в голову его королевской милости может прийти любая глупость, которую в его представлении лучше всего исполнил бы именно сир Джейме Ланнистер, и никто другой.
- Мы же не хотим, чтобы ты объяснял мальчишке, чем занимался тут, правда?
Странный вопрос, если учесть, что в обязанности оруженосцев входить стирать белье своего сира, а не копаться в нем в свое удовольствие. Сквайров и слуг Джейме в последнее время предпочитал неразговорчивых, а Лью и Пек под это описание подходили идеально, пока. Видимо, потому, что боялись вылететь со службы, которая, кстати говоря, сулила им неплохие перспективы.
Чтобы женщина перестала задавать странные вопросы в кровати, есть только один подходящий способ заткнуть ей рот, кстати.
Их губы встретились; она еще что-то говорила, когда Ланнистер подался вперед, запустил пальцы в волосы на ее затылке, прижимая женщину к себе для поцелуя, сначала осторожного, в самом деле, как долго он уже не целовался, затем гораздо более недвусмысленного, раскрыл ее губы своим языком. Губы у нее мягкие, податливые, и сама она такая же, гибкая, точно шелк, скользящий меж пальцев, только успевай удержать. Наверное, он все же не стал бы спрашивать, чем именно привлек ее однорукий калека - должно быть, всего-навсего тем, что оказался вовремя и в нужном месте, когда ей тоже внезапно приспичило выкинуть проклятого Старка из головы. Что ж, если он действительно способен ей в этом помочь... пусть хоть кому-то будет хорошо. Потом. Сейчас-то он определенно признался бы - да, действительно. Хорошо.
Джейме охотно позволил бы ей оставаться сверху, тем более, что подобное расположение как нельзя лучше позволяло ему любоваться ее обнаженной грудью, да вот незадача, одной рукой он не сумеет ее удержать, не обнимать же ее обрубком. Пришлось снова подмять ее под себя, ее ноги сами собой устроились на его бедрах. Правда, придется всю дорогу видеть собственное увечье, ну да хрен бы с ним, покалеченную руку можно и под подушку засунуть. Что, собственно, Ланнистер и сделал, одновременно с этим направляя себя левой рукой.
Это только один раз, всего лишь один-единственный раз, она же сама понимает, потом она, конечно же, уйдет, и ему придется горько пожалеть. Или не уйдет. Однако меньше всего ему хотелось делать из Эшары Дейн свою постоянную любовницу, почета в подобном положении не особенно много, прежде всего для нее.
Джейме протяжно выдохнул, оказавшись внутри нее, со стороны должно было казаться - облегченно, приник грудью к ее груди, зарылся лицом в волосы.
А любовник-то из него так себе, с Серсеей ему обычно хватало пары десятков толчков, она все равно не позволяла ему большего. Оставалось только молиться, чтобы так же не случилось и с Эшарой, еще не хватало и ее оскорбить.

+2

29

Как, оказывается, приятно ощущать свое тело совсем по-другому - так бывает только в такие моменты. Тянуться, выгибаться, подаваться навстречу, слушаться легкого прикосновения руки. Эшара и в самом деле забыла, как это. И теперь наслаждалась процессом от начала и до конца, даже не задумываясь о том, что мальчишки-пажи могут войти или что ей придется делать потом с этой дружбой, которая полноценной дружбой никогда не будет. Нет, она, конечно, по наивности верила в то, что может дружить с Оберином. Вот только откровенные взгляды дорнийского принца говорил об обратном, с чем и пришлось согласиться - нет такой дружбы, которая бы устояла от врожденного влечения между мужчиной и женщиной, которая смогла бы не поддаться физической потребности, цепочки реакции тела. ведь в первую очередь, это всего лишь реакции, которые люди называют чувствами, превращая в любовь и так далее.

Слишком философские мысли, когда лежишь под мужчиной. Глупости какие-то в голове. Лучше было бы вернуться к тому, что происходило. К тяжести мужского тела, к поцелуям и сбившемуся дыханию, к стонам. К тому, как изнутри распирает всеобъемлющее чувства кайфа, и совершенно не хочется сдерживаться. Но и громкие звуки как-то не с руки выдавать.
Дорнийка закинула ноги повыше на бедра Джейме, зарылась пальцами в волосы на затылке, потянулась к его губам.
Да, ей определенно нравилось происходящее, но дальше этого думать не приходилось. А вот то, что внутри все натянулось, как струна, низ живота наполнялся горячей волной, толчки мужчина становились более быстрыми - это было прекрасно. это просто чудесно выбивало из головы все ненужные мысли, о том, что будет завтра, как воплощать задуманное и дальше по списку.

Ладони Эшары скользнули по спине Джейме, она сжала его ягодицы, со стоном откидывая голову на подушку и закрывая глаза. Перед ними все равно все плыло, сфокусироваться на потолке или чем-то другом не было возможности.
А потом вселенная будто схлопнулась, на какое-то время Эшара просто потерялась в происходящем, очнувшись толком через несколько секунд, показавшихся вечностью на вершине блаженства.
Прижалась губами к плечу Джейме, чувствуя влагу на его коже. И постепенно возвращаясь в реальность, отматывая в голове момент, чтобы понять - сам-то Джейме кончил?

+1

30

Нет ничего проще.
По возможности забыть, не думать ни о чем, даже о той, которую все еще любил. Кроме разве того, что Эшара оказалась гораздо теснее внутри, нежели Серсея, должно быть, у нее действительно слишком долго не было мужчины... хотя какая, к Иным, разница.
Стало быть, вот что она имела в виду. Если бы управляться с оружием получалось так же просто, как в кровати, с постельными подвигами в обществе чужих женщин к своей не пойдешь.
Женские ладони пристали к его вспотевшей спине, огладили ягодицы, Ланнистер снова подался вперед, чувствуя, как с каждым движением само собой сходит напряжение прошедшего дня и в особенности ночи, как расслабляется каждый мускул в теле и само по себе пропадает дыхание, он даже позабыл, что способен произносить человеческие слова, воздух вырывался из его груди с хрипом, похожим на звериный рык.
Что ж, раз уж он хотя бы здесь может почувствовать себя настоящим львом...
Льву полагается львица, которую он не станет делить ни с кем. Стал бы он с кем-нибудь делить Эшару Дейн?
А имеет ли он на это право? И тут же сам себе отвечал - нет, не имеет. Хорошо и то, что она согласна на сиюминутную благосклонность.
Однако он был бы не против, если бы она пришла еще. И еще. Правда вот, друга в его лице она уже не получит. И любовника, скорее всего, не получит - едва только она уйдет, он снова станет думать о Серсее, мысли о ней сами собой лезли в его голову... за исключением, пожалуй, того момента, когда он, совершенно позабыв о том, кто он и где находится, беззастенчиво имел леди Эшару Дейн.
Кстати, кажется, он двери не запер.
А все-таки Эшаре, судя по всему, было нужнее, чем ему. Женщина напряглась в его руках, ее ноги сжались, теснее обхватывая его бедра, Джейме, ощутив нечто сродни тому же, что и она, постепенно ускорил темп - и, видимо, зря. Она блаженно расслабилась, стала совсем безвольной и податливой, хоть голыми руками бери.
- Подожди, - Джейме облизнул губы; во рту совсем пересохло, он хватал воздух ртом, точно загнанная в скачке лошадь. - Еще немного, хорошо? - он снова толкнулся внутри нее, потом еще и еще раз, теперь уже ему полагалось спешить, пока женщина, что сейчас делила с ним постель, вовсе не устала и пока у нее еще были силы ему отвечать.
Меньше всего, кстати говоря, он желал бы, чтобы леди Дейн от него понесла, ну да когда оказываешься в одной кровати с обнаженной женщиной, как-то об этом не задумываешься. Тем более, что сестра, в последние несколько лет ее брака с Робертом Баратеоном позволявшая Джейме все или около того, совершенно отучила брата вовремя вытаскивать.
Ее губы коснулись его плеча, Джейме обнял женщину за спину и высвободился, тут же ощутив, пусть и запоздало, как течет по ее бедрам его семя.
Н-да. Меньше всего хотелось плодить бастардов.
Теперь полагалось что-то ей сказать, все равно, что. Хотя опять же какая разница, если тело говорит само за себя?
Она прекрасна, она восхитительно прекрасна - как жаль, что такая чудная красота не достанется никому.

+1


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Чёрный Замок » Point of no return


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC