FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Зелёные Сны » Tir nam beo


Tir nam beo

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

TIR NAM BEO
http://33.media.tumblr.com/tumblr_lo33ueeN1y1qimmono1_500.gif
Ici bas tir nam beo
Mon combat tir nam beo
Nous voilà dévoilés
Où ça va tout ça hé
Dam dalidam dalidam daliladoudé

~ Участники:
Джон (Джон), Дейенерис (Ним).
~ Время & место событий:
230 г. после в.э, Вестерос, Стена, потом КГ.
~ Краткое описание сюжета:
Тайное становится явным. Открывается, что Джон - сын Лианны и Рейегара. Семья должна быть вместе, согласно законам старой Валирии и правилам дома Таргариен. Только молодой муж не спешит ехать за женой к трону, а супруга с удовольствием убывает одна с драконами и свитой, такой привычной, оставляя мужа и его волка на стене, на Севере. Что будет, когда Джон решит приехать в Королевскую Гавань и разделить с Дени то, что их - власть? У нее нет выбора, она - Таргариен дважды. Но какой крови больше в нем - драконьей или волчьей?

0

2

От морозного воздуха покалывало лицо и руки. Через крону деревьев пробивались редкие лучи солнца. Вокруг не было никого. Никого, кроме Старых Богов, наблюдающих через деревянные глаза чардрев. Только Джон, стоявший посреди богорощи и Призрак, молчаливо лежащий у его ног. После того, как Сноу выбрали Лордом-Командующим, он стал всё чаще приходить сюда. Он ждал поддержки Богов. Богов, чью клятву когда-то нарушил. Может, из-за этого всё и шло крахом?
Говорят, история вынуждена повторятся. Через годы, века, тысячелетия одни и те же события происходят повторно, только с другими участниками и при других обстоятельствах. Но то, что сейчас переживала Стена, происходило впервые. Ночной Дозор всегда старался оставаться нейтральным к играм короны. Не так важно, кто сидит на троне. За Стеной есть враг куда опаснее. Но приход Станниса, и помощь, которую Дозор был вынужден принять от претендента на железный трон, перевернула всё.  Никогда ещё братьям не приходилось жить бок о бок с теми, с кем они вели многовековую войну. Присутствие одичалых вызывало недовольство и ссоры в Замке. После отъезда Баратеона, ситуация стала лишь усугубляться.
Сноу не знал, что ему делать. Он мог бы принять предложение Станниса и вернуться домой. Только теперь не в качестве бастарда, а в качестве лорда Винтерфелла. Отправить Болтонов восвояси и начать поиски сестер. Но на нём лежала ответственность за братьев. Он должен был обеспечить и безопасность тем одичалым, что присягнули на верность Станнису. Он уже был не тот мальчишка, которого покорили рассказы дяди о Стене и великой цели Ночного Дозора. Который мечтал о сражениях и победах над Иными. Настало время, когда от его решений зависели судьбы людей. Решения, которые должен принимать мужчина.
Долгое время провел Сноу в богороще, но  Боги оставались равнодушными. Ничего, кроме пронзительных взглядов. Ничего, кроме тишины и… Хруста снега где-то неподалёку. Призрак встрепенулся, поднялся на ноги и повернулся в ту сторону, откуда и пришел гость.
- Лорд – командующий, прилетел ворон. Это срочно, - стюард протянул Джону письмо.
Дейнерис Таргариен Бурерожденная Королева Андалов и Первых Людей, и так далее и тому подобное, - Джон пропустил первую часть письма, переходя к более значительному его содержанию. Письмо гласило, что эта леди, провозгласившая себя королевой, с минуту на минуту будет у стен Черного Замка. Поворот событий казался неожиданным. Не успела одна царская особа покинуть эти стены, тут как тут появляется ещё одна. Короли – народ южный. А там всегда высмеивали работу Дозора. Война с Иными, которых никто и никогда в глаза не видел. Подобными рассказами, только и можно, что детишек пугать. А теперь они все тянутся сюда, будто здесь стоит сам Железный Трон.
Интереса у Джона к этому визиту не возникло. Уж точно Матерь Драконов явилась сюда не для того, чтоб оставить одного из своих детей служить на благо человечества, защищая от Иных. А в остальных, чисто государственных делах, ни Сноу, ни Дозор ей  не помощники. Но в его обязанности входило оказать гостье должный прием. А заодно и выяснить цель, с которой она прибыла в Дозор.  Джон отдал стюарду письмо, и оба в сопровождении лютоволка направились на другую сторону от Стены.

Отредактировано Jon Snow (3 Фев 2015 09:48:12)

+1

3

Лишь неведомый знает пути и судьбы.
Сейчас ей казалось, что она проделала слишком долгий путь за короткое время, путь, которого в жизни принцессы дома Таргариен быть было не должно, Дени должна была расти в Красном замке вместе с родными, которые бы любили ее, она, несомненно, любила бы их в ответ, но все вышло не так. Девушке пришлось привыкнуть, что мир не такой, каким должен быть, все не так, как хочется. И всего приходится достигать самой.
Пламенем и кровью.
Дейенерис была совсем девчонкой, напуганной собственным братом, всеми его историями, когда выходила замуж за кхала Дрого. Потом Дени научилась быть кхалиси, научилась не бояться, впервые в жизни зная, что ее любят и не дадут в обиду. Видят Боги, был бы  жив ее солнце и звезды, все было бы по-другому, она не была бы сейчас на Севере.
Ненавижу Север. Из-за Северной девки мой брат, который имел задатки самого великого правителя со времен Эйегона Завоевателя уничтожил, сам того не желая, свой дом и свою семью, психику своего брата и мягкость своей сестры, жизнь своей матери и отца, жены и дочери, жизнь чудом спасшегося сына.
Несомненно, во всем была виновата северная девка, которую называют волчицей, Дейенерис никогда не простит то, что принесло безумие ее брата этой стране и их дому, - брат, конечно, тоже виноват, но в меньше степени, потому что его соблазнила девка, - поэтому действовать она будет так, как положено драконам - свое заберет любой ценой. Не стоит злить дракона.
Скорее бы убраться отсюда обратно в Красный замок, в возвращенный дом.
К неполным шестнадцати годам Дени завоевала Вестерос, сидя на трех драконах. Всадником одного из них должен был статься Эйегон, прекрасный принц, но он не успел, он погиб... знали бы Боги, как Дейенерис любила его, до безумия, как когда-то Дрого, казалось, что жизнь налаживалась, но он не послушал ее, не послушал, сказав, что битва будет выиграна, он погиб от  меча одного из Ланнистеров. Дени отплатила им пламенем и кровью. Как жаль, что Боги дали знак поздно, как жаль, что они не успели пожениться, Боги с ней, со свадьбой, лучше бы высшая сила при жизни Эйегона сняла проклятие мейги, лучше бы Боги даровали им ребенка, тогда Дени бы здесь даже не было, ей бы было не нужно ничего. Впрочем. от мальчишки-бастарда ей не нужно ничего, кроме формальности, для остального есть Даарио.
- Ваше Величество, нужно отправить ворона на стену, - голос Даарио вырывает ее из тишины.
- Сделай это, - Дени передает ему письмо.
Даарио - ее маленькая слабость, лучше бы исчез он, чем Эйегон, она готова избавиться от него в любую минуту, Джорах - верный друг, оставшийся другом, как бы он не хотел большего, это было ценнее, чем отношения с Даарио. Вот и весь мир.
Теперь мир будет плясать под песнь огня и крови.
Драконы Дени тянутся к ней, ей, как матери, жаль их, ведь ей пришлось объездить всех, у них не будет другого всадника, они всегда будут при ней, конкурировать, ей придется разрываться между ними, но такова жизнь. Они - ее дети. Она их не оставит никому и никогда.
Процессия приближается к Черному замку. Дени пересаживается на Дрогона и поднимается в воздух. Внизу остаются три армии - безупречные и золотые плащи, - армия Эйгона, -  дорнийцы,  верные короне, Даарио и Джорах. Дейенерис спускается только у самого замка, чтобы приветствовать народ.
- Дейенерис из дома Таргариен, первая своего имени, королева... - начинает девочка-переводчица представлять ее.
Дени не слушает, она взглядом находит мальчишку-бастарда.
- Вы принесли ложную присягу. Война закончена, вот ваши короли, - у Дени нет мягкого сердца, его уничтожила не война, а северная девчонка, соблазнившая принца.
На взгляд людей выносятся шесты с притыми Станисом, его супругой и ребенком, девочкой, весь дом Ланнистеров и бастарды Баратеонов и львов. Эти трупы шли за Дени по всему Вестеросу, они заслужили это. То, что они сделали с Рейнис и Элией, повторилось с ними. Это был последний пункт их пребывания. Страна видела их падение.
- Дракарис, - произносит девушка.
И пирамида из тел загорается от огня трех драконов, Дейенерис не пытается быть собой, настоящей, какой она бывает с близкими и драконами. Она была королевой.
- Корона предлагает Северу присягнуть дому Таргариен, - Дени смотрит на мальчишку-бастарда. - Север никогда не будет независим. Но дом Таргариен гарантирует, что в Винтерфелле всегда будет сидеть Старк и Север получит помощь, если она будет необходима.
Дени знала, что выбора у них нет, что армия, стоящая здесь, превосходит северную, дорнийцы жаждут крови,  три дракона были вне конкуренции.
- К тому же, у меня есть несколько условий, которые будут оглашены после присяги. На размышление у вас полчаса, иначе будет то, что обещала этому миру Рейнис Таргариен,  - Дейенерис смотрит на мальчишку, ища в нем черты брата с портрета.
Но видит лишь его бледную кожу. Остальное - черты девчонки, погубивший все. Он был красив, Дени не спорит, не был бы он сыном волчицы, он бы ей понравился, возможно, идея выйти за него не казалась бы ей такой отягощающей, возможно, она смогла бы его полюбить. Но сейчас она не может воспринимать его иначе, как сына северной девки, из-за которой погибла ее семья. Но, не смотря на это, Дени знает свой долг. Единственный искренний интерес и улыбка, которую королева дарит миру, обращена к странному белому волку.

+2

4

Джон вышел к главным воротам замка. Приближающуюся процессию было трудно не заметить. Армия превосходила Дозор по численности в несколько десятков раз. А впереди всадница на драконе. Сноу и не думал, что эти чудовища окажутся настолько, огромны. Даже Призрак еле слышно заскулил, но и не подумал о том, чтоб отступить, и так же и продолжал сидеть рядом с Джоном, наблюдая за происходящим. 
Лорд-Командующий присмотрелся к Дейнерис. Обычная девчонка, не  более того. Да и возраста примерно того же что и сам Сноу. Только владеющая тремя драконами, всепоглощающей жаждой власти, и огромной армией. Безусловно, этого достаточно, чтобы сесть на Железный Трон.  Но до сих пор не понятно, что она забыла здесь. Станнис требовал поддержки в  войне против Ланистеров. Таргариен же победила сама. Да ещё и привезла с собой для подтверждения тела всей королевской четы. 
Надо сказать, представление ей удалось. Многие из  Братьев Дозора, достаточно повидавших страшных вещей за Стеной, теперь с ужасом наблюдали за тем, как  по команде своей матери, три дракона дотла сжигают тела. Сноу вновь оборачивается к Дейнерис, и их взгляды встречаются. На какой-то момент ему кажется, что он видит жестокие, беспощадные глаза дракона. Возможно, подобный взгляд был и у Безумного короля. Жизнь в пустыне среди доктарийцев сделала её дикаркой. Похоже, вместо пьяницы Роберта и Ланистеров, Вестерос получит девчонку, сумевшую завоевать власть, но не знающую как её удержать. Навряд ли ей удастся долго просидеть на троне. Женщина не может командовать королевством, если при дворе найдется хотя бы один умный мужчина с не меньшими амбициями, чем у неё. Останется ждать, пока очередной любовник не придушит её в постели быстрее, чем она успеет произнести слово «дракон».
Джон слушает внимательно, но так и не находит в словах Дейнерис истинную причину её появления.
- Дозор дает присягу только Богам, и не служит короне – Сноу не нужны пол часа, чтоб ответить. Трудно отказать человеку, за спиной которого стоит целая армия и ждет приказа, но лишние размышления сделают этот шаг ещё трудней. Джон верил, что раз уж Таргариен смогла заставить пойти за собой такое войско, то и она может повести себя разумно. И если ей действительно в Дозоре что-то нужно было, она не станет спешить это уничтожить.
Сноу так же было нелегко вновь отказываться от Винтерфелла, но у него нет выбора. В детстве он не раз мечтал, что станет Лордом вместо Робба, но сейчас понимал, что Винтерфелл никогда не станет ему настоящим домом. Его место на Стене. С людьми, которые сделали его Лордом-Командующим. На большее рассчитывать не стоило. И новоиспеченной королеве придется смириться с тем, что Стена поддерживает нейтралитет.
- Единственное, что вам может пообещать Дозор – стоять на страже день и ночь, защищая юг от Иных. – Сноу чувствовал, что сейчас большинство братьев на его месте поступили бы по-другому. Но ему этот путь казался единственно верным. Уступить королю единожды, было уже большой ошибкой. Даже вынужденный союз со Станнисом принес только лишь разруху Дозору.
- Правительница Семи Королевств может воспользоваться гостеприимством Черного Замка, и разделить с нами наш скромный ужин.

Отредактировано Jon Snow (15 Фев 2015 16:34:17)

+1

5

Ненависть. Слишком сильное чувство.
Это слишком сильное чувство било по венам с каждым ударом пульса все сильнее и сильнее. Это слишком сильное чувство обволакивало, словно мягкая ткань. Это слишком сильно чувство не давало возможности смотреть на мальчику передо мной беспристрастно.  Я слишком ненавижу его мать. Настолько, что не могу отделить его от нее. Настолько, что они смешиваются воедино. Я вижу, как она говорит за него. Я вижу это деланное благородство, которого нет. Это все жалкие маски. Живые. Мертвые. Простые. Неискренние. Было бы в северной шлюхе благородство, разве пошла бы она за человеком, у которого была семья, зная, что причиняет боль той, кто родила его детей? В ненависти я даже забываю, что, возможно, девчонку никто не спрашивал, что, возможно, ее забрали силой. Но она и он смешиваются перед моими глазами.
Вы едины, мальчик. Ты и она. Нет тебя, нет ее, есть только вы. Ваши тени объединились. Иногда мне кажется, что я услышу ее смех, хотя никогда не знала ее, ту северную девку. Иногда мне кажется, что в Преисподне она танцует на костях моего брата и его семьи. Иногда мне кажется, что она хотела этого. Она – конец. Она – ад. Она – причина сумасшествия. Она – причина всех бед. Она – твоя мать.
Твои глаза, мальчик, не похожи на наши, на глаза твоего отца. Ты даже смотришь на меня ее глазами. Неужели она так же лгала в лицо? Так же казалась спокойной и благородной? Я не верю тебя. Не могу поверить. Даже не хочу. Мне кажется, что ты, как все, рано или поздно предашь меня. Как она предала мир.
Поэтому мне стоит избавиться от тебя сразу же, как у меня появится ребенок. Не наш, а мой. Формальности будут другими. Я уничтожу тебя прежде, чем ты предашь меня. Прежде, чем тень твоей матери убьет все, что осталось от нашей семьи. Осталась только я.
Ты знаешь, северный мальчик, я даже не могу осознать, что ты – моя семья. Тоже из-за нее. Знаешь, я ведь ценила тех, кто был нашей крови. Даже безумие Визериса до последнего не вызывало желание убрать его с пути, он был своими. Эйгон был своим с первой минуты, потому что кровь одна. С тобой кровь тоже одна. Но ты – это она. Ты – это яд в нашей крови. Ты от крови дракона, но ты – волк.
Оказывается, вы слишком вероломны. Мы всегда помним уроки.
Знаешь, северный мальчик, я вижу страх в глазах твоих людей. Это меня печалит. Это слишком привычно. Почти раболепно.  Слишком скучно. Но ты удивишь меня, не так ли? Ты ведь сын северной девки, погубивший мир.
И ты не можешь быть другим. Ты не можешь быть честным. Не можешь быть благородным. Все это чушь.
Ты говоришь, на бледных губах появляется улыбка. Впервые за день. Да, северный мальчик, ты не разочаровал меня, я знала, что будет так. Ты ведь сын чертовой девки, ты не мог поступить иначе. Ты не мог не включить ложное благородство. Но мне это на руку.
Ты будешь служить короне, северный мальчик. Но я не позволю тебе предать. Я опережу тебя. Ты – это твоя мать.
Я смотрю на драконов. Мои первые дети, обретенные на погребальном костре. В конце одного всегда есть начало другого. Смотрю, зная, что они чувствуют меня. И, не смотря на то, что я лишила их возможности избрать всадников, когда научила воспринимать на войне лишь меня, они любят. Они не предают. Они знают, что нужно сделать.
Сжечь к Неведомому. Но пока не все.
Через несколько секунд загорается какая-то новая надстройка. Впрочем, это не вызывает во мне сожаления, северный мальчик. Твоя мать задолго до моего рождения научила меня ненавидеть. Это было во мне даже тогда, когда я не знала этого, когда умела только лишь любить.  Я подхожу к тебе, останавливая рукой Серого Червя, идущего за мной, и Джораха.
Ты не благороден, но не позволишь остальным думать иначе. Поэтому ты ничего не сделаешь. Ты – ее копия.
- Я ценю это обещание от Дозора, но не могу уйти отсюда с пустыми руками. Что ты выберешь, Джон Уотерс, - ты не Сноу, северный мальчик, ты Уотерс – имя бастарда Королевской Гавани, но ты же ничего не знаешь, - жизни твоих людей или твою? Поверь, их легко заменить на часть этой армии. Выбирай. Ты отдаешь мне свою жизнь в мое полное распоряжение или их жизни. У тебя нет времени на размышления, только на ответ.
Я знаю, как удержать власть, северный мальчик, я знаю, как править.  Я знаю, как быть жестокой. Когда боятся, никогда ничего не сделают. Поверь, я хочу быть милостивой правительницей, но не могу, пока твоя мать ворошит мне душу, пока я не получила то, что мне нужно, чтобы закрыть ту давнюю историю северной девки и принца-дракона. Мне придется испугать тебя, чтобы ты понял, что я сделаю то, что обещала. Знаешь… не нужно мне верить. Я не должна интересоваться твоим мнением. Ведь ты – ее копия. Зачем мне беспокоиться о твоем душевном состоянии? Это не будет правильным. Мне должно быть все равно. Мне все равно.
- Дракарис, - какой-то из людей в черном горит.
Дрогон выбрал жертву сам. Того, кто не выжил бы, ранение не позволило бы жить дольше, чем пара дней. Нужно будет сказать спасибо черному дракону.
- Твой выбор, Джон Уотерс? Твоя жизнь или их? – мне жаль того, кто погиб от огня, но мне кажется, что я скрываю это, ты не можешь видеть это в моих глазах, ведь ты – сын северной девки.
Я улыбаюсь. Играю роль той, кому наплевать. Сыграй в деланное благородство, маленький мальчик. Сыграй в то, что мне нужно. Сделай так, как я хочу. Ты не сможешь снять свою маску и показать миру свое настоящее лицо. Лицо твоей матери, погубившей все.

+2

6

С каждой секундой Джон чувствовал, что проигрывает эту игру. В глазах королевы читалась ненависть. Вот только причина Джону до сих пор была неизвестна. Но что ещё было ожидать от дикарки? Она отказалась решить вопрос мирно. Добиваться своей цели посредством огня и армии – черта истинного Таргариена.  Она собрала огромную армию, но как долго сможет управлять ей? Сколько времени понадобится людям, что бы понять, счастливого будущего не жди?
Таргариен не заставила себя долго ждать. Мгновение -  и недавно восстановленная после битвы с одичалыми часть замка загорается. Сколько сил, трудов и средств было вложено в эту работу! Дозор и так бедствует, от нехватки средств и людей,  а теперь все будет уничтожено за несколько минут.  Джон давно свыкся с тем, что ни одного южанина не интересует участь Ночного Дозора. Но ни один правитель ещё не стремился уничтожить то, что было создано ради защиты.
Новый приказ, и из пасти черного дракона вырывается новый поток огня. На этот раз он слышит крик. Громкий и пронзительный. Огонь настиг кого-то из его людей. Воздух вновь наполнился запахом горящей плоти. Отвратительным, тошнотворным запахом. Запахом, который заставляет ненавидеть девчонку, провозгласившую себя королевой. Она своим приходом разрушило все, что ещё осталось после последней битвы. И дело даже не в разрушенной части замка. Она убила весь боевой дух братьев. Еще вчера, многие, уже почти смирившиеся с присутствием одичалых дозорные, были готовы вновь идти в разведку, вновь были готовы защитить свой дом от Иных. Сейчас же Джон чувствовал их страх. Никто из них не хотел оказаться на месте того бедняги. Как же ему хотелось, что бы в эту же секунду девчонка развернула своё войско, и убралась отсюда. Но ей было что-то нужно от него, и Сноу знал, она добьется своего.
В груди все сжалось. Он не справился со своей обязанностью. Он, Лорд-Командующий Ночного Дозора, не смог защитить своих братьев. И теперь он должен смотреть, как они умирают. И выход был только один. Он не знал, зачем понадобился Таргариен, но сейчас он отчетливо осознавал, что другого выхода у него нет.
Она назвала его Уотерс. Уотерс – бастарды Королевской Гавани. С чего ей так называть его? В его венах течет кровь волка. Его мать была южанкой,  но он северянин.  Ему никогда не быть Старком, как он мечтал в детстве. Но даже будучи Сноу, ему удалось добиться многого.  Теперь он Лорд, и рядом есть люди, которые пойдут за ним. Но он подвёл своих братьев.
На её лице появляется улыбка. Она наслаждается происходящим. В ней бурлит кровь Безумного Короля. И юноша не может ничего с этим сделать. Игра идет по её правилам. Он волк, который попался в капкан к какой-то дикарке!
- Сноу, ваше величество, Джон Сноу, - не важно, кем была его мать. Его отец – волк, а значит и он тоже. Всю свою сознательную жизнь он прожил на Севере. Север навечно поселился в его душе.
Сноу опустил руку на макушку Призрака. Лютоволк всегда был рядом, когда Джону нужна была чья-то поддержка. И сейчас он нуждался в друге как никогда. А Призрак всегда будет с ним, что бы Сноу ни решил.
-  Моя жизнь в ваших руках, - Сноу во всеуслышание объявил о своём поражении.  Это был единственный способ защитить своих людей. Вот только гарантий, что новый поток огня не сожжет здесь все дотла, не было.
Это будет на твоей совести, Сноу! Старый Медведь бы не допустил этого. Ты подвел и его тоже.

+1

7

Все идет так, как должно. Пламенем и кровью я возьму свое. Боги, ты, северный мальчик, даже не представляешь, во что мы ввязываемся. И не представляешь, как ужасно говорить «мы». Ты понимаешь, что мне придется от тебя избавиться? Как только я пойму, что ты, как северная девка, решишь предавать клятвы. Клятвы, которые ты дашь, не будут для тебя значить ничего, Джон Уотерс, как и для меня. Это вынужденная мера. Но Боги их получат. Позже мы оба будем награждены их гневом за несоблюдение. Но ты нарушишь их первыми… тогда у меня будет повод убрать тебя. Ты не сможешь по-другому, ты – ее сын. Ты, как и она, захочешь все разрушить и растоптать, не смотря ни на что. Это в твоей крови.
Я улыбаюсь. Ты делаешь то, что мне нужно, маленький мальчик. Но то не Север в твоей крови. Это ложь твоей матери. Той, что погубила все. Я танцую, играю словами. Знаешь, моя жизнь была не легкой, я научилась играть людьми. Сегодня играю тобой. Тем, что ты не сможешь поступить иначе, ты ведь ее сын. Ты должен казаться благородным, хотя душа твоя, как и душа северной девки, темна и полна того, что этот мир не должен знать – зависти, злобы, тяги к разрушению. Она – убийца, Джон Уотерс. Она – твоя мать.
Все это слишком сложно, чтобы понять с первого раза. Ничего, я все объясню тебе. Наверно. Но должна ли я? Ты ведь сын северной шлюхи.
Кругом огонь. Я видела много таких картин в эту войну. Но сейчас все горит из-за твоего упрямства, северный мальчик. Боги, почему ты идешь по пути своей матери, почему ты просто не можешь показать свое истинное лицо? Этот человек умер из-за тебя, Джон. Из-за меня тоже. Но в большей мере из-за твоего упрямства.
Сколько крови на твоих руках, Джон Уотерс?
На моих достаточно. Столько, что хватило бы на пару ванн для Шиеры Морской Звезды. Знаешь, но до тебя здесь командующим был Бринден Риверс… символично… два бастарда Таргариенов. Но в вас есть одна большая разница – Кровавый ворон был безумно умен, он знал все. Ты же находишься в полном неведении. Была ли такой же твоя мать? Или эта черта в тебе от Рейегара, который не знал, к чему приведет его самого и наш дом северная шлюха? Я оправдываю своего брата каждую новую луну. Видя тебя, я хочу верить, что во всем виновата лишь твоя мать, я раз за разом отгоняю от себя мысли о том, что вина на них обоих.
Я вижу в тебе ее. Она – конец. Она – твоя мать.
Ты поправляешь меня. Тебе так хочется быть сыном честнейшего Неда Старка? Понимаю. Он был достойным человеком. Но в тебе не его кровь… ее. Или я ошибаюсь? Должна ли я помнить о том, что твоя мать разрушила все? Мои мысли на какое-то мгновение приходят в диссонанс. Ты опускаешь руку на голову волка, я лишь улыбаюсь, он – твоя семья, такая же, как для меня – драконы. Это маленькое сходство на короткое время перекрывает во мне ненависть к твоей матери, я перестаю в тебе видеть ее. Ты говоришь, что твоя жизнь в моих руках, я лишь качаю головой в ответ.
- Ты просто ничего не знаешь, северный мальчик, - порыв, я делаю шаг навстречу тебе, прижимаясь лбом ко лбу, зарываясь пальцами в темных волосах. – Поверь, я бы была рада, если бы то, что ты сказал, оказалось бы правдой. Возможно, я тебе расскажу все чуть позже. Но не сейчас. Сейчас стоит исправить все. То, что ты видишь - это эффект упрямства, северный мальчик, и твоего, и моего. В этом мы похожи.
Отшатываюсь от тебя. Короткое мгновение забытья окончено, мне кажется, что это она в тебе. Она учит тебя своей кровью тому, как заставить меня не быть осторожной. Именно так она поступала с Рейегаром? Нет, со мной это не пройдет.
Но люди здесь ни при чем.
- Расступитесь, - армия расступается.
Из толпы выходят плотники и катятся тележки с материалами, затем следом идут вооруженные люди из Вольных Городов и остальных королевств.
- Плотники останутся здесь. Они помогут восстановить весь замок, при нехватке материалов посылайте воронов в Королевскую Гавань. Мы оставим вам запас дикого огня, он тоже пригодится. Вооруженные люди – ваши новые братья. Все они потеряли семьи и пришли сюда добровольно, - смотрю на тех, кто в дозоре давно. – Ваш долг рассказать им, с чем им предстоит бороться. Если понадобится помощь, то мои драконы придут вместе со мной.
Справедливость – выше всего. Мне была нужна твоя жизнь, Джон Уотерс, но в любом случае я бы не оставила этих людей без помощи против того, что сильнее любого человека. Ты этого не понимаешь и не поймешь. Ты – ее сын.
- Что касается тебя и твоей жизни… пойдем со мной. Захвати с собой кого-нибудь из своих людей в свидетели. Остальным нужно выбрать нового лорда-командующего, Джон Уотерс не вернется в этом качестве на стену, - разворачиваюсь и иду вглубь леса.
Знаю, что пойдете за мной. Ты потому, что дал слово, и тебе нужно держать маску благородства, ты без нее не можешь. Армия потому, что любит меня. Драконы потому, что семья. Твои люди по твоему приказу. Все просто. Отдаляясь, слышу, как плотники начинают работать. Пожар потушили быстро и качественно, как должно было быть. Ты, северный мальчик, уже понял, что я рассчитывала на твой отказ и все спланировала?
Теперь время клятв.
Деревья, которым вы молитесь… огромные, с лицами. Таким молился Бринден Риверс? Если да, то все правильно. Они, твои боги, старые боги, знают, что то, что я делаю, необходимо.
- Я, Дейенерис из Дома Таргариен, первая своего имени, - дальше долгое перечисление всего, чем меня зовут. – Прошу освободить Джона Уотерса от клятв, которые он принес под чужим именем, пусть по своей воле.
В ответ – слезы дерева. Красные, как кровь. Это согласие. Читала про это, никогда не видела. Значит, все правильно. Ты – ее сын. Но у меня просто нет другого выхода. Совершенно нет.  Я подхожу к тебе, северный мальчик.
- Неужели ты так похож на свою мать? Я не знала ее, но слишком много слышала. Жаль, что у меня нет выбора. Нет его и у тебя,  Джон Уотерс. Просто повторяй за мной, ты не был к этому готов. Знаешь, я надеялась, что ваши деревья не отпустят тебя, просто потому, что ты – ее сын, - пожимаю плечиками.
Мне кажется, я до последнего верила в то, что это ошибка, что мы не будем благословлены этими богами. Но вера – это всего лишь предубеждение. Иначе могли ли боги соединить мою жизнь с тем, чья мать все уничтожила?
Слишком. Это для меня слишком. Ты – ее сын.
Брачные клятвы кажутся слишком тяжелыми. Я дважды давала их. Дрого и Эйгону. И каждый раз легко. Сейчас это – камень. Ведь я знаю, что ты предашь. Рано или поздно. Один из безупречных подносит плащ с гербом дома Таргариен.
- Ваш принц, который никогда не станет королем. Бастард Рейегара Таргариена и Лианны Старк.  Королева признает твое происхождение, теперь ты будешь носить фамилию своего отца, - но не корону, корону я могла отдать только тому, в ком уверена, тому, кого люблю.
Ты лишь нужен для того, чтобы объединить ветви, поэтому ты не будешь коронован, хотя по правилам мне стоило назвать тебя королем и моим мужем, но сейчас все будут слушать меня, как будут слушать до моей смерти.
- Теперь ты все знаешь, северный мальчик. Ты никогда не был Старком. Твоя жизнь… она мне не нужна. Она снова в твоих руках. Если желаешь, можешь вернуться на стену, но, увы, уже не братом ночного дозора. Формально мы женаты. Не переживай, от тебя ничего не требуется, - пожимаю плечиками. – Ты можешь оставаться на Севере и быть там, где захочешь.
Ты должен формально стать отцом моих детей. Не более того. Все было сделано для этого. Остальное – это твоя жизнь.
- Если ты захочешь узнать о том, что я знаю, можешь спросить, на несколько дней я остановлюсь в Винтерфелле.
Драконы уже ждут меня. Обратно я лечу на спине Дрогона, думая о том, что все так, как должно быть. Ты останешься на Севере, мальчик, если ты действительно Старк. Если же в тебе сыграет кровь твоей матери, ты пойдешь со мной. Алчность… мне говорили, что северная девка была алчной, что ее вовсе не интересовал Рейегар, что ты, ребенок, был нужен ей для того, чтобы сорвать с Элии корону. Я не смогу тебе доверять... Ты - ее сын. Я вижу в тебе ее...

+1

8

Сноу не боялся смерти. Он уже столько раз ходил по краю этой пропасти, что привык постоянно ощущать её рядом. Но смерть ли была нужна девчонке?  Она могла убить его сразу, как прибыла сюда, не устраивая спектаклей. Поэтому этот вариант Джон на время отбросил. Таргариен нужно было что-то другое. Вот только Сноу не как не мог понять что именно. Что могло заставить королеву пересечь все королевство ради северного бастарда?
Дейнерис подходит к нему совсем близко. Мгновение – и он чувствует её прикосновение, ощущает её дыхание. Она начинает говорить, но трудно сосредоточиться. Сноу хочет, чтоб она ушла, ушла как можно дальше, но не может ничего сделать.  До него доносится  рычание Призрака. Волку тоже не пришлась по душе новая королева.  Но он замолкает, стоит Таргариен только отступить.
Дальше она делает то, чего Джон никак не ожидал. Привела с собой добровольцев на службу. Зачем? В какую игру она ещё играет? Ланнистеры тоже присылали своих людей. Видимо, Дейнерис делает это с той же целью, при этом пытаясь казаться лучше, чем она есть.
Впрочем, лишних людей в Дозоре никогда не бывает, а она жертвует еще и необходимыми для строительства и защиты материалами.
- Пип, Гренн, - произносит он громко, но не оборачиваясь. Братья выходят из толпы, и все вместе следуют за девчонкой. Во время пути никто не произнес ни слова. Но Джон знает, друзья поддержат его. Они поддерживали его всегда.
Богороща. Сноу был здесь совсем недавно. Но сколько всего изменилось с тех пор! Зачем она привела их сюда? Просит Богов, освободить Джона от клятвы. Но это не возможно! Вопреки всем ожиданиям, Боги отвечают ей. Его Боги ответили южанке! Почему, почему они вот уже долгое время не откликались на его молитвы, но пришли на первый же зов Таргариен? Почему прогоняют его? Вновь лишают его дома.
Дейнерис говорит о его матери. Но причем тут она?  Джону ничего не было известно, о женщине, которая родила его. Отец не рассказывал о ней, а значит, её роль не важна.  Вскоре всё становится на свои места. Только ответ не принес облегчения. Сноу не мог поверить в слова девчонки.
Бастард Рейегара Таргариена и Лианны Старк. Бастард Рейегара и Лианны, - слова врезались в его сознание, и он не мог думать ни о чем другом. Церемония венчания проходит как в тумане. Он просто делает то, что от него требуется. А в голове только одна мысль.
Всё закончилось. Теперь он не Сноу. И даже не Уотерс, как она называла его. Если верить девчонке, он Таргариен.  Но он больше не слушает свою новоявленную супругу. Она со своей армией удаляется. Пора вернуться и им. Он больше не может находиться здесь. Он чувствовал себя одиноким как никогда раньше. От него отвернулись даже Боги!
Сноу возвращается в башню лорда-командующего. Это больше не его дом, но никто не останавливает его.
- Зерна! Зерна! Зерна! – Стоит только Джону зайти в комнату, как ворон срывается с места, и начинает метаться из стороны в сторону.
-Заткнись! – бросает в его сторону Сноу. Действует,  птица замолкла. За последние пол дня его жизнь сильно изменилась, и теперь надо было решить, что делать дальше.
Слишком много предательств за один день. Отец лгал ему всю свою жизнь.  Потом Боги. Они отвернулись от него.  Что ждет его дальше? Что делать теперь? В Дозоре он остаться не мог. Возвращаться в Винтерфелл, туда, где все пропитано воспоминаниями об отце, который обманывал его всю жизнь, он тоже не собирался.
Но что, если на это взглянуть с другой стороны? Что, если слёзы чардрев были ответом не только девчонке, но и ему самому? Боги не просто освободили его от клятвы. Они дали согласие на брак. Подтвердили его право трон. Что если в этой жизни у него есть более важная миссия. Кровь дракона – для того, чтобы войти в правящую династию. Кровь северного волка – остановить безумие огня. Пора, наконец, принять действительно правильное решение.
- Мы едем домой, друг! – обратился Джон к волку. Дело оставалось за малым. Отправить ворона в Винтерфелл, проститься с друзьями, и можно в путь.

+1

9

Ты – ее кровь.
Ты – ее сын. Я смотрю на тебя, не вижу огня, ты слишком долго был в снегу, в ее мертвых объятиях, чтобы впитать в себя кровь Рейегара.  Скажи, как она обнимает тебя по ночам, когда ее нет рядом? Когда она мертва, когда исчезла, с твоим рождением? Скажи, чувствуешь ли ты на коже щек и лба ее материнские поцелуи, которые холодны, как лед? Ты слышишь ее голос с ее призрачными колыбельными? Она перебирает тебе волосы, пока ты спишь? Знаешь, говорят, что так делают все любящие матери, северный мальчик… у меня не было матери. Из-за той, кто поет тебе в буре песни на ночь.
Она убила все. Она уничтожала все вокруг тебя. Она светится в твоих глазах. Скажи, почему ты не похож на нас? Почему ты – ее копия? Твоя мать – это печать на всю жизнь. Я могу не видеть ее на тебе. Но слышу.
Ты зовешь своих людей за собой, все проходит довольно быстро. Северный мальчик, мне жаль, что все так. Мы, чужие друг другу люди, связали себя. Хотя когда было иначе? Нет, я не буду вспоминать тех, кого любила,  ни ты, ни я, ни даже Семеро и твои Боги не смогут изменить этого. Все, что нужно, это держаться подальше друг от друга, чтобы я не помнила, кто стоит за тобой, чтобы я не видела ее призрак за твоей спиной.
Ты не знаешь моих снов…
В моей, - я все еще не могу сказать нашей, - семье были сновидцы. Я вижу те же сны, которые нужно толковать, которые сбываются. Я видела ее розы в ночи, видела, как она тянет ко мне руки. Знаешь, мне кажется, она хочет избавиться от меня, я – все, что осталось от дома Таргариен. Пусть ее жест кажется нежным и просящим, я ему не верю.
Как не верю тебе…
Ей не о чем меня просить. Она еще не вернула свой долг за жизни моей семьи. За то, что меня продавали как товар дотракийцам, пусть все закончилось хорошо. Ты хочешь оплатить ее долг? Должна ли я наказывать тебя за ее вину?
Твоя жизнь в обмен на остальное? Или стоит оставить тебя в покое? Скажи, северный мальчик, насколько жестокой я должна быть с тобой? Насколько ты заслуживаешь наказания вместо своей матери, которая тянет свои руки ко мне в моих снах?
Скажи, она была такой же холодной, как ты? Неужели твой холод – это следы-отпечатки ее пальцев, ее душа? Но я не хочу тебе мстить за нее, ее наказание ей выдаст Неведомый в семи преисподних. Я ухожу, оставляя тебя посреди Богорощи с твоими Богами. Ты должен подумать. Знаешь, северный мальчик, я оставлю тебя в покое.
Я оставлю тебя в покое, северный мальчик. Ты не должен платить по ее счетам. Давай просто останемся чужими людьми. Я – не твоя мать. Я не хочу причинять кому-либо боль специально. Не хочу боли и для тебя. Просто живи.
Знаешь, северный мальчик, я попытаюсь забыть о том, кто твоя мать. Это будет сложно. Но должно выйти. Возможно, тогда ее руки исчезнут из моих снов.
В конце концов, я ничего этим не изменю. Просто живи. Я повторю это снова.
Но ты являешься в Винтерфелл, ты хочешь уйти в Королевскую Гавань. Северный мальчик, не заставляй меня менять мое решение. Я не хочу делать тебе больно. Не стоит переходить мне дорогу. Но пока ты молчишь. Молчу и я. Возможно, хорошо, что мы окажемся в столице вместе. Люди должны видеть целостность дома Таргариен. Что будет за стенами Красного замка – это наше с тобой личное дело. Точнее, дело каждого из нас.
Так будет проще.
- Я полечу. Встречу вас в Красном замке, - тихие слова для Джораха. – Там золотые плащи, не стоит переживать за мою жизнь. Позаботься о том, чтобы северянину не сказали ни одного плохого слова. Как бы там ни было, он – ваш принц. Но курс не меняйте. Вы идете домой.
Тихие слова, слышал их кто-то или нет, не знаю. Мне наплевать, ведь все равно все узнают приказ. Дракон поднимает меня в воздух, два другие взлетают следом. Остальных я встречаю уже в столице. Джорах говорит, что путешествие прошло спокойно, что потом он все расскажет. Киваю головкой, смотрю на тебя, северный мальчик. Я должна попробовать забыть. Я пытаюсь. Беру тебя за рукав, чтобы повести за собой. Так, как будто это сделать сложно. Наверное, я не права в отношении тебя, но ты – ее сын. Я не знаю, кто ты на самом деле: ты сам по себе или ее копия, такой же, как она.
- Пойдем со мной, - мне сложно называть тебя по имени, но Уотерсом тебя больше не назвать.
Решаю, что не права, что должна попробовать привыкнуть. Беру тебя за руку, Визерион тут же появляется, смотря на эту картину наблюдающее. Неужели он тоже чувствует, что ее кровь в тебе стремиться убрать меня твоими руками, но по ее желанию?
- Это твои комнаты, - открываю двери, мы в гостиной, за дверью спальня. – У меня для тебя кое-что есть.
Как бы там ни было, ты должен знать больше, чем знаешь. Мне стоит позаботиться об этом. Те, кто будут с тобой говорить, должны видеть в тебе не бастарда с Севера, а Таргариена. Подвожу тебя к столу.
- Это книги об истории дома. Начиная с Валирии. Они на древнем валирийском. Тебе предстоит выучить этот язык. Рядом с ними список тех, кто знает язык, ты можешь выбрать учителя, но скажи мне, когда хочешь начать занятия,  - говорить мало, мне еще непривычно. – История Вестероса была рассказана тебе Неддом Старком. Думаю, он был хорошим человеком и позаботился о твоем образовании. Он всегда знал, кто ты.
Наслышана о нем. Ему бы я поверила. Но в тебе не его кровь. В тебе кровь Лианны. Не могу понять, стоит ли забывать. Визерион рядом, кажется, драконы установили дежурство возле меня. Улыбаюсь белому дракону, касаясь ладошкой его морды.  Перевожу взгляд на волка. Такой же белый, как Визерион. С интересом поглядываю на животное. Он так же, как драконы меня, защищает тебя.
Не бойся… я ничего ему не сделаю, пока он не начнет войну…
- Как его зовут? Драконы... черный - Дрогон, зеленый - Рейегаль, тот, что сейчас рядом - Визерион.
Взгляд переводится с волка на тебя, северный мальчик. Пожалуй, нужно попробовать узнать хоть что-то.

+1

10

Покидать Стену было не просто. За последнее время Чёрный Замок стал для Джона настоящим домом, а братья настоящей семьей. И теперь он вновь, как когда-то в Винтерфелле, вынужден покинуть свой дом. Людей, которые когда-то доверили ему свои жизни. И снова единственным спутником его оказывается Призрак. Сноу уже трудно представить, как бы сложилась его жизнь без волка. Лютоволки – обитатели севера,  создания Старых Богов. Сейчас Джон нуждался в друге как никогда раньше. И даже если всё сказанное Таргариен правда, Призрак никогда не даст забыть Сноу то, что север у него в крови. Что он от крови волка.
Где-то на полпути зверь скрылся из виду, оставляя Джона ехать в одиночестве. Но юноша знал, что волк неподалёку, и при первой же необходимости вновь будет рядом.
Дорога до Королевской Гавани  была долгой. И за это время Джон смог многое обдумать. Ему даже удалось простить отца, которого ещё было трудно назвать дядей, за его ложь. Впрочем, эта ложь была вполне оправданной. Стань кому известно то, что он бастард Рейегара, сколько дней со своего рождения он прожил бы? Или счет тогда бы шел на часы? Но собирался ли Нед рассказать ему правду? Или будь лорд Старк жив, ничего не изменилось бы? Возможно, Эддард никогда не собирался раскрывать эту тайну. И жизнь Джона была важна ему не более чем память о Лианне. А может, Нед предвидел то, что девчонка Таргариен зайдет на трон, и для сохранения традиции ей понадобится кто-то от крови дракона? К сожалению, о намерениях отца Сноу мог лишь догадываться.
С Дейнерис  Джон встречается уже в Красном Замке. Пытается взглянуть на девчонку по-другому. Но не находит между ними ничего общего. Не чувствует зова крови.  Ничего, что помогло бы ему назвать её своей семьёй. Она для него такая же чужая  Видно, что Дейнерис тоже трудно признать его. Возможно, им было бы проще жить на большом расстоянии друг от друга. Но Джон здесь, и теперь обоим придется мириться с присутствием друг друга. Призрак снова рядом. Но всё его внимание направлено на дракона. Чувствует опасность, не доверяет. И ему не следует. В королевском обществе слишком много лжи. Это доказал своим собственным примером Эддард Старк.
Замок огромен. Да и внутреннее убранство куда богаче Винтерфелла. Его комнаты тоже впечатляют своим видом. Но тут всё чужое. Пройдет немало времени, прежде чем он привыкнет даже к этим стенам.
Этого ли ты хотел, отец? Ради этого скрывал ото всех моё происхождение?  Или дело лишь в желании видеть во всём какой-то смысл?
Всё это череда пустых вопросов, на которые уже никто никогда не ответит. Есть лишь «здесь» и «сейчас». Нужно учиться не смотреть в прошлое. Выбор сделан, теперь только одна дорога.
Но игры престолов принесли слишком  много бед Северу. Эддарда казнили, лишив права вступить в Дозор. Его братья мертвы, сёстры, возможно, тоже. Винтерфелл остался без наследника и разорён Болтонами. Теперь он сам попал в эту паутину интриг, заговоров и тайн.  Выберется ли он? Или ему суждено завершить свой путь подобно другим Старкам? Но они с Призраком не раз оказывались в шаги от гибели, должны справиться и сейчас.
Об истории Таргариенов ему было известно, но возможность изучить историю дома, к которому он принадлежит, более подробно, оказалась кстати.
-  Начну с завтрашнего дня. – Джон берет в руки список. Ни одного знакомого имени. У Сноу ещё целый день, чтобы немного освоиться в замке. Терять зря времени не стоит, и познакомиться хоть с кем-то из свиты своей супруги. Её внимание переключается на волка.
- Призрак. Последний, из своего помёта, оставшийся в живых.
Остальные, как ему известно, были убиты. Убиты из-за распрей титулованных особ, стремящихся к власти.

0


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Зелёные Сны » Tir nam beo


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC