FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Рок Валирии » A miss is as good as a mile


A miss is as good as a mile

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

A MISS IS AS GOOD AS A MILE
~ Участники:
Myrcella Barateon, Jaime Lannister.
~ Время & место событий:
Винтерфелл, 298 от В.Э.
~ Краткое описание сюжета:
Бран Старк, вопреки худшим прогнозам и диагнозам, все-таки, кажется, выжил, однако ему светит нешуточная вероятность на всю жизнь остаться калекой. Мирцелла, как и полагается доброй маленькой принцессе, от души жалеет пострадавшего, и одним из первых, с кем она решается поделиться своей печалью, становится ее дядя Джейме, между прочим, имеющий к причине ее скорби самое прямое отношение...

0

2

С самого утра Серсея ходила, как в воду опущенная, чем, между прочим, выдавала себя с головой. Джейме охотно осадил бы сестру, напомнил бы ей о том, что она не одна здесь осталась, что на ее потерянное выражение пялится добрая половина Винтерфелла, да как бы не всего Севера - казалось, весь Север сосредоточился в одном только месте, у подножия старой полуразрушенной башни, с которой имел неудачу сверзиться не в меру любопытный лорденыш. Поразительно, кстати говоря, как это Север, который раза в полтора больше, чем все остальные королевства вместе взятые, умудрился вот так разом взять и сплотиться вокруг несчастья своего сюзерена. Об этом тоже следовало поразмыслить, если вдруг что-то вскроется, северяне разорвут обоих близнецов Ланнистеров просто-таки голыми руками. Так что лучше бы не вскрылось до их отъезда. А Серсея выдавала себя. И ладно бы только себя, так ведь еще и его, получается, выдавала.
Так вот, Джейме охотно поговорил бы с нею, только вот сестра решила, видимо, что его здесь вовсе нет, так старательно она его избегала. После того, как все трое детей Старого Льва встретились за завтраком, где, собственно, и открылся тот весьма, надо сказать, поганый факт, что старков сын, оказывается, жив - после этого самого завтрака Серсею точно подменили. Если поначалу она просто боялась, то после разговора с Тирионом она вовсе растерялась и начала, кстати говоря, совершать ошибки, одну за другой. А между тем от нее требовалось всего ничего - держать рот на замке и по возможности вести себя так, как будто ничего не случилось. Впрочем, убитая горем Кейтилин Старк наверняка примет замешательство Серсеи за проявление сочувствия, как-никак, Серсея тоже мать... в некотором роде...
Лучше молись, дурак Ланнистер, чтобы Кейтилин Старк подумала именно так. Перспектива быть разоблаченным вовсе его не грела, Роберт хоть и дурак, но скорый на руку дурак, сначала снимет с обоих головы, а потом подумает, а надо ли было. Пока что обоих прелюбодеев выручало еще и то, что Роберт не особенно утруждал себя всеми этими рутинными делами вроде поиска виноватых. Король предпочел насрать сверху на происходящее в доме его старинного друга - на то он и король, его вообще ничьи дела никогда не беспокоят, если только речь не идет о выпивке и шлюхах.
В комнате, отведенной под его покои согласно распоряжению Кейтилин Старк, было тихо и почти темно - серое северное утро обилием света не отличалось, да и окна выходили на теневую сторону; неудобство это ему объяснили тем, что-де замок слишком большой, ночами холодно, а мало-мальски теплых комнат здесь не особенно много. Дурачье. Можно подумать, сира Джейме Ланнистера беспокоило то, насколько в его покоях светло. Лишь бы его в них не трогали, и то хлеб.
Скинув дублет и пояс с ножнами, расслабленно откинувшись на спинку стула, Джейме перелистывал какую-то только что найденную книгу, найденную лишь затем, чтобы скоротать время, пока Серсея разбирается со своими переживаниями. Уже в самом начале книги он поймал себя на том, что не столько читает, сколько бесцельно переворачивает страницы... ему тоже не мешало бы завязать думать о произошедшем в башне. Вон над Серсеей посмеивается, а сам туда же.
Дверь его покоев медленно приоткрылась, точно не желая впускать того, кто стоял за нею.
- Серсея? - Джейме отложил книгу, обернулся, не торопясь вставать.

+3

3

Девочка не совсем понимала зачем ее с братьями притащили в Винтерфелл. Нет она понимала как важно поддерживать хорошие отношения со Старками, без них королевство могло развалиться на куски. Но зачем было тащить сюда всю семью, все же знают хозяин Винтефелла и ее отец друзья, а вот Ланнистеры со старками не очень дружат. Нет если бы тут был дедушка – тогда другое дело. Тайвин не самый приятный и дружелюбный человек, но здесь мало кто его бы упрекнул в этом. Дедушка нашел бы со Старками общий язык, а мама этого сделать даже не пыталась.

Мама считает что пытаться понравиться кому-то кто ниже тебя по статусу – это унизительно, мама часто говорила о гордости, и старший брат хорошо слушал ее слова, а вот Мирцелле это учение как-то не привелось, наверное потому, что практика показала, что та же Серсея очень не любит когда кто-то рядом с ней ведет себя не так, как она хочет, а так, как она учит. Мама девочки вообще человек несколько противоречивый.

Но с отцом все еще хуже. В смысле вот он такой большой и в короне, но как часто он говорит со своими детьми? Хотя, конечно, это он подарил девочке теплый плащ в который она куталась. Сам убил зверя из чьей шкуры его сшили.

Вот кто был готов потратить свое время на детей так это Бес. Он был с Мирцеллой почти одного роста и не отказывался с ней играть, иногда даже удавалось уговорить его потанцевать, пока никто не видит и смеяться не будет. Девочка любила танцевать, но ей было не с кем. Томмен был несколько неуклюжим и после того, как Джофф его высмеял, наотрез отказывался танцевать. Про Джоффри и говорить не стоит, нет, танцевал он хорошо и даже был не очень против, но... В общем, Джофф – это Джофф, даже и говорить о нем не стоит.

И вот вся их веселая семейка оказалась в чудесном месте Винтефелл. Чудесном – это, разумеется, сарказм, хотелось бы красочно описать насколько это место не чудесно, но так холодно что ничего в голову не приходит. Одна радость, оба дяди тоже здесь. Ну да кроме Беса есть еще Джейме, на самом деле – Джейме хороший, но это очень редко видно и обычно это видно, только когда Тирион рядом, а когда рядом Тириона то говоришь обычно именно с ним, из-за роста... ...и вообще, с ним проще. Хотя иногда, высокий дядя ни с того ни сего становится добрым, берет на руки, угощает сладким и вообще, а мама после этого на него строго смотрит и он становится хмурым... В причине этой странности девочка еще не разобралась.

Большинство дней проходили в обществе Сансы, Арьи и септы, Арье это не нравилось, у нее плохо выходило шить, а они только этим и занимались, Мирцеллу же септа хвалила почем зря, хотя девочка и сама видела что шьет не очень хорошо. Санса тоже хвалила принцессу и смотрела на свою сестру так что девочке становилось ее жалко, она уже видела такой взгляд у старшего брата. И все-таки иногда и ей и Ариье удавалось улизнуть из этой компании, с Арьей девочке так и не удалось подружиться, волченко воспринимал все ее попытки наладить контакт как-то неправильно...

Когда в очередной раз разговор с Арьей не удался, девочка побежала искать Беса. Искать пришлось долго, а кода нашла, оказалось что он разговаривал с Браном. Девочка затаилась, решив не мешать их разговору, но Тирион ее уже услышала. Мирцелла не поняла как так получилось, но дядя быстро ушел, а они с Браном разговорились, и гуляли до вечера, девочка рассказала что любит танцевать, и что танцевать ей не с кем, Бран признался что любит это несколько меньше, зато любит фехтовать. Девочка приуныла – ее такому не учили. Тогда бран сказал что любит стрелять из лука. Девочка расстроилась еще больше, но Бран ее утешил и потащил туда, где сам тренировался. Под коней дня у девочки даже начало получатся, а Бран, решив, что старание стоит поощрять потанцевал с маленькой принцессой перед ужином. Их застукала няня, но, увидев, что дети поладили, решила не выдавать себя и тихонечко скрылась.

Это было три дня назад. А сейчас...Сейчас девочке было очень плохо. Бран упал. Это Бран-то, который никогда не падает... Она тихонечко приоткрыла дверь

– Серсея? – это был дядя Джейме

– Н-нет... Это Мирцелла – девочка несмело подошла к дяде, ей очень хотелось с кем-нибудь поговорить, но она не всегда знала чего ожидать от Джейме.

+3

4

- Входи, - Джейме поднялся, придвинул второй стул к столу, так, чтобы вздумавшая сесть Мирцелла оказалась лицом к нему, спиною к окну, которое так и хотелось завесить чем-нибудь поплотнее.
Признаться, он был изрядно удивлен, хоть и не показывал своего удивления. Принцессу явно что-то беспокоило, если он вообще хоть сколько-нибудь разбирается в том, что должны думать и чувствовать его дети, и со своим беспокойством она пришла не к матери и не к тому, кого называла отцом, а к нему, и это притом, что Серсея не поощряла ни в каком виде чрезмерного интереса к детям с его, Джейме, стороны. Поначалу он даже пытался полюбить своих детей, которых в силу обстоятельств называл племянниками, однако довольно быстро сообразил, что им от его любви ни холодно, ни жарко, по большому-то счету, особенно, когда рядом их львица-мать. Джоффри тоже сообразил, Томмен был еще слишком мал, чтобы что-то соображать. А вот Мирцелла...
Время от времени Джейме позволял себе кое-какие слабости из разряда тех, что запрещала ему Серсея. Например, проводить время с дочерью, пока мать не видит. Мирцелле, кажется, даже нравилось, несмотря на то, что дядю Тириона она любила все-таки больше, нежели "дядю Джейме". А между прочим, ему не с принцессой бы возиться, а обратить хоть сколько-нибудь внимания на крон-принца, который, с молчаливого согласия Серсеи и равнодушного попустительства своего названого барана-отца обещал вырасти абсолютным ублюдком без мало-мальского представления о чести. Хотя... много ли проку от рассказов о чести, исполненных тем, кого разве ленивый не успел еще обругать Цареубийцей?
Репутацию, пусть даже и такую, следовало беречь. И Джейме берег. Ревностно, что называется, пуще глаза. Еще не хватало, чтобы дети его сестры решили вдруг, что из "дяди Джейме" можно безнаказанно веревки вить.
Как бы то ни было, Джейме хотел бы, чтобы его оставили в покое все, включая сестру и ее детей, которые с самого утра слонялись по замку, как потерянные, не находя себе ни одного пристойного занятия. Джоффри - тот наверняка уже кошек режет, а Томмен, как обычно, всюду слоняется за старшим братом, напоминая тем самым Тириона, когда тому было примерно столько же, сколько Томмену теперь.
Кстати, не мешало бы переговорить с Тирионом. Тот, кажется, нашел-таки со Старками хоть какое-то подобие общего языка. Узнать бы, что говорит мейстер о том, выживет ли мальчишка. Разумеется, в интересах Джейме было бы, чтобы тот не выжил. Да и не выживают после такого падения, он сам слышал, как хрустнули кости.
Если засранец выживет, ему наверняка несладко придется, размышлял Джейме, наблюдая, как Мирцелла робко проходит в комнату и становится у двери, точно не решаясь двигаться дальше. Лорденыш оказался чересчур любопытным говнюком, а ради сохранения их с Серсеей тайны Джейме кому угодно глотку бы перегрыз. Язык ему, что ли, пойти вырвать, или шею свернуть, все равно старков мейстер ни хрена утешительного не говорит, судя по тому, что Кейтилин Старк уже все глаза выплакала...
- Садись, - Джейме указал принцессе на свободный стул, плотно закрыл дверь, не решившись, впрочем, запереть. Он ждал, что Серсея сама к нему явится, все-таки в башне она, кажется, не договорила - впрочем, надеяться было бы глупо. Серсея теперь собственной тени боится. - Почему ты одна? Разве девочки Старков не обещали тебя занять?

+2

5

Дядя был мрачен даже больше чем обычно. Девочка почувствовала как от него повеяло холодом, он будто закрылся. Принцесса и раньше такое видела, он похоже себя вел когда рядом была мама, а еще... Мицелла вздрогнула при мысли о второй причине: дядя так отталкивал от себя людей, после того как убивал кого-то. Иногда девочке казалось, что ему самому от этого больно, она видела и других убийц, тех кто могл перерезать человеку горло и глазом не моргнуть. Дядя был не таким, и принцессе казалось что это хорошо, хотя ее мать считала это слабостью.
Но с чего бы дяде вести себя так здесь, ведь тут, тут совершенно некого убивать, тут он больше гость чем рыцарь. Да и если бы случилось что-то такое, об этом знал бы весь замок, но никого не убивали кроме Брана. Да и тот был не мертв. Кроме Брана. Пока не мертв.
Глупость! Да как ты только смеешь такое думать?! Дядя Джеме никогда бы...!
Никогда бы что? Никогда бы не убил моего друга? Никогда бы не тронул ребенка? Никогда бы не причинил вреда сыну своих союзников? Только Санса могла бы сказать такое. Дядя Джейме рыцарь. Дядя Джейме убил своего короля. Он может сделать все что угодно. Совсем все? И убить меня?

Девочка поняла что слишком долго стоит в дверях, она наконец решилась подойти и сесть на подвинутый для нее стул. Ноги плохо слушались ее. Часть принцессы совсем не хотела сидеть напротив дяди, она хотела зарыдать и убежать. А может она ошибается? Просто он более мрачен чем обычно, скажем у него болит голова и он просто никого видеть не хочет.
Сказать ему правду? А если он разозлится? Соврать? И до конца жизни мучатся не зная правды? Подозревать своего дядю всю жизнь? А если она права? Бран ведь ее друг, он никогда и никому ничего плохого не делал.
Пускай злится. В конце концов он либо простит меня, либо больше не захочет видеть, а ведь когда он к ней добр у него такой вид, будто бы он делает что-то плохое.
Девочкам не до меня. Бран упал с башни. Бран был моим другом... – девочка начала дрожать, ей было страшно говорить дальше, но она говорила – Дядя... Бран был моим другом... Я пришла к Вам, потому что... Потому что мне грустно... И страшно... Мне хотелось почувствовать себя в безопасности... – девочка дрожала все сильнее, она старалась не смотреть на дядю – Дядя... Я, наверное, Вам помешала... Вы посмотрели на меня так... Извините это, наверное, звучит глупо... Но Вы смотрите на меня так, после того как... Как прольете чужую кровь. Но ведь... Ведь ничего такого не было... Кроме Брана... Я совсем глупая? Да? Испугалась дяди... – девочка обняла себя руками, она дрожала, а по ее щекам котились слезы.
Глупо, зачем ты ему это сказала? Дядя не мог такого сделать.

+3

6

Джейме удивленно вскинул брови, едва только принцесса начала говорить. Причем удивление это, что характерно, получилось вполне себе искренним.
Он действительно был поражен тем, как это у Мирцеллы получилось попасть в самую точку. Будто бы она рядом с ним стояла в той башне и даже направила его руку, а теперь вдруг одумалась.
И насчет того "взгляда", о котором она говорила... Как бы этак объяснить восьмилетней девочке, что вовсе он не жалеет, что стал тем, кем стал, что ему никогда и в голову не приходило переживать о каждом, кому посчастливилось напороться на его меч... или вот, как младший Старк, подвернуться под горячую руку. Хотя какое там горячую. Джейме снова вспомнил себя накануне - все, что он сделал, он сделал с совершенно холодной головой.
Джейме хотел, чтобы младший Старк разбился насмерть. И искренне жалел, что тот не разбился.
Ланнистер приблизился, опустился на колени перед болтающимися над полом ногами принцессы в теплых башмачках, обхватил девочку за плечи обеими руками и внимательно заглянул в глаза:
- Послушай. Твоя мать считает, что тебе еще рано знать о таких вещах, но... я не твоя мать, - добавил он, сощурившись, после некоторого молчания. - Я никогда не жалел тех, кого убивал.
В самом деле, если будешь лить слезы по каждому, кого отправил к праотцам, начиная вот с Эйериса или с той швали в Королевском лесу, этак недолго и умом тронуться. В конце концов, она и сама должна понимать. Тот, кого она называет отцом, тоже не гнушался разбивать неугодным головы, пока его самого не начал одолевать страшный противник, именуемый винным мехом. И она, кстати говоря, вовсе по этому поводу не страдала и уж тем более не плакала. А тут поди ж ты. Наверняка решила, что "дядя Джейме" - воплощение всех рыцарских добродетелей, бедная наивная девочка.
- И ты не жалей о тех, кого вздумаешь сжить со свету, - после подобных слов Мирцелла должна была расплакаться еще горше и убежать куда-нибудь подальше, где найти ее возможно будет разве что с собаками. Или вон с волками.
Где-то во дворе, точно по приказу, завыл волк.
Джейме поднялся с пола, взял девочку на руки, все еще содрогающуюся от беззвучного плача, посадил себе на колено, ладонью вытирая слезы с похолодевших щек.
- Я знаю, тебе жаль Брана.
И если хочешь для него милосердия, пожелай ему, чтобы он быстрее помер.
- Только уж не думаешь ли ты, что это я ему помог свалиться? - у Джейме даже получилось улыбнуться, несмотря на то, что на душе было довольно-таки погано. - Если ты так и думаешь - говори, не стесняйся.

+3

7

Девочка прижалась к дяде. Его слова вовсе не разубедили принцессу в ее подозрениях, скорее наоборот, иначе зачем все это говорить? Если бы он был невиновен в падении Брана, тогда бы он пожалел его, просто потому, что это мальчик ее друг. А что сказал он? И зачем после того как практически признался спрашивать.
Я почти уверена в том что ты ему помог – девочка не собиралась врать. В данной ситуации лож все только запутала бы – И честно говоря если это правда, мне будет легче. Уверенна ты не толкнул бы Брана просто так. Сам он упасть не мог, не он не с этой башни, ведь он знает каждый камень замка и сотню раз сюда взбирался... Если это сделал кто-то другой, я обязана найти его и отомстить. Именно обязана... Бран... Он говорил со мной не так, как другие, и смотрел на меня подругому. Ты спрашиваешь почему я сейчас не с девочками, так вот потому, что стоит Сансе на меня взглянуть и я вижу как в ее глазах отражаются огромные золотые буквы «принцесса», и то же самое с ее септой, а Арья меня ненавидит потому, что Санса восхищается моим титулом. А Бран видел во мне просто ребенка своего возраста. Ребенка которому скучно. Рядом с ним пол дня я не была принцессой, я была просто девочкой, он учил меня стрелять из лука, показывал как умеет лазить. Мы тайком пробрались на кухню, и взяли хлеба, потому что проголодались до обеда. И я и правда боялась что нас поймают, хотя, на самом деле кто осмелится меня ругать?! Я ведь принцесса, на меня имеет право повышать голос человек сто во всей стране и триста во всем мире. А если меня хоть пальцем тронут, то можно и с головой попрощаться и поэтому у меня не может быть друзей. И поэтому я должна знать кто сделал это с Браном. Потому что если это был ты, я прощу... Вы ведь всегда меня защищали, и может быть и в этот раз защитили хоть и дорогой ценной. Но если это бы кто-нибудь другой... Тогда пускай подохнет. Я сама его убью, ведь он отнял у меня что-то такое что нельзя купить – девочка зарыдала. Она была слишком взрослой для своих лет, она прекрасно понимала чего лишилась, в том момент принцесса была уверенна что Бран скоро умрет. Сегодня она в первый раз поделилась со взрослым тем, что она на самом деле чувствует, не только по поводу Брана, но и того как люди на нее смотрят, по поводу своей жизни. Мирцелла слишком много знала для девочки своих лет, она не любила всякие баллады про рыцарей и принцесс, слишком хорошо она понимала, о чем они на самом деле: рыцарь обычно гнался не за сердцем девушки, а за ее короной, но худшее не это, худшее то что героини баллад счастливицы они испытали хоть иллюзию влюбленности, в то время как благоразумную принцессу никто не будет спрашивать чего она хочет, она не получит никакого принца, ее просто продадут. Какое может быть детство у ребенка, который так хорошо понимает что его ждет?

+2

8

- Но если это был кто-то другой... тогда пускай подохнет.
Джейме прижал ее голову к груди, провел ладонью по волосам, задержал руку на макушке - у нее такая же густая золотистая грива, как у ее матери, и вообще она обещает вырасти такой же красавицей, как ее мать... и такой же, Пекло подери, проницательной донельзя, особенно там, где не надо. Все, что произошло в башне, ее, Мирцеллы, не касалось, просто потому, что ей еще слишком рано лезть в подобное, она еще успеет вляпаться и потом только поймет, что основное умение при дворе - выбраться из того, во что вляпался, не запачкав сапог. Мать наверняка ничего не рассказывала ей об этом. Конечно, она же не вскрыла горло своему королю.
И тем не менее - на душе у Джейме было сейчас весьма скверно.
- Незачем тебе так говорить, - произнес он с едва заметной улыбкой, присущей, пожалуй, только ему одному - чему еще сир Джейме научился при дворе, так это улыбаться всякий раз, когда в спину ему шипели "Цареубийца". В спину - потому что еще никому на его памяти не хватало духу подойти и сказать в лицо. Наверное, потому, что опасались - сказанное точно станет вообще последним, что когда-либо доводилось в жизни сотворить. Небезосновательно, кстати говоря, опасались. - Твоей матери это не понравится.
Мирцелла плакала, слезы промочили рубашку на груди Джейме уже настолько, что ткань прилипла к телу.
- Дорогая, - Серсея отчего-то не шла и не шла, значит, можно было позволить себе поиграть немножко в заботливого отца, кем он по сути своей никогда не был. Не всякого, кому случилось однажды удобно пристроить свой член, следует называть отцом - к счастью, Серсея это понимала, правда, здесь, как и везде, бросалась в крайности вплоть до полного запрета на разговоры "дяди" с "племянниками". - Я не знаю, кто это сделал и сделал ли кто-то вообще, - все-таки врать сир Джейме Ланнистер умел, и еще как, даже голос не дрогнул, хотя обманывать родную дочь вообще мало у кого хватило бы духу, - но если бы знал, то сказал бы, клянусь тебе.
Разговор принимал весьма неприятный для Джейме оборот, еще немного, и он должен будет выложить маленькой догадливой принцессе всю подноготную их с Серсеей страсти, считавшейся запретной среди всех, кроме разве них самих - и это притом, что Мирцелла даже толком не знает еще, откуда дети берутся, наверное.
Сир Джейме Ланнистер просто любил свою сестру. Уж как мог, так и любил. Наверное, он должен был чувствовать себя виноватым за то, что не смог побороть влечение к родной сестре, ну так она тоже хороша, ответила ему взаимностью, руки ему развязала - как теперь после этого ее не любить? Как после этого ее не хотеть? И как в таком случае не пытаться любой ценой сохранить их с нею тайну?
- Послушай, - Джейме провел ладонью по ее щекам, вытирая слезы, развернул принцессу к себе лицом, заглянул в опухшие от слез глаза, - может, это действительно вышло случайно? В самом деле, он же мог поскользнуться, да мало ли что еще. Может, в этом действительно никто не виноват, - он поцеловал ее в щеку, надеясь, что хоть как-то сумел ее успокоить.

+1

9

Слова "дяди" девочку не очень успокаивали, главное потому, что он пытался ее успокоить, а значит не говорил правду - ну просто не говорят взрослые детям, тем более девочкам правду, есть у них такое дурацкое свойство...

Дядя покрывает либо себя либо Джофри, либо Тириона, либо маму... Но последние два менее правдоподобны, мама, конечно, может убить, но... Не стала бы этого делать сама и "виновный" был бы уже найден и казнен, дядя Бес мог, но врядли бы стал, ему легче уговорить кошку жить под водой чем утопить ее... Дядя... - девочка еще не очень понимала почему испытывает такое чувство привязанности к дяде, но почему-то не могла ни за что на него сердится и радовалась каждому знаку внимания с его стороны - Остается Джофф... Ну он либо виноват, либо виноват в чем-то еще, так что... Но тут даже делать ничего не нужно, рано или поздно кто-нибудь просто его убьет, и сильно против будет только мама.

Подумав так, девочка упокоилась и просто прижалась к дяде, теперь уже просто под предлогом того, что успокаивается, а на самом деле потому, что ей просто хотелось еще поседеть у него на коленях. Мама всегда была против того чтобы они с дядей ощались тем более против того чтобы дядя ее обнимал, но маленькая принцесса ничего не могла с собой поделать, она любила сидеть у него на коленях, прижиматься к нему, слышать стук его сердца. Так она чувствовала себя в безопасности, гораздо в большей безопасности чем за каменной стеной. Когда мама придет я быстро вскочу и она ничего не заметит, и у дяди не будет проблем Так уговаривала себя девочка сидя у дяди на коленях и не желая слезать, слезы уже прошли. Конечно утешили ее не слова родственника, но его внимание. В этом ведь нет ничего дурного, она просто радуется тому что дядя ее любит так, как любил бы отец если бы вообще смотрел в ее сторону, но он ведь не смотрит, не берет на колени, почти не говорит... Подарки конечно дарит, и дорогущие... Но смысл ей в подарках? ей нужно внимание и любовь, а не дорогие платья которых у нее полно (принцесса все-таки) и в которых двигаться невозможно.

- Хорошо, я больше не буду искать виновника. Можно я еще немножечко побуду тут? - Мирцелла сильнее прижалась к дяде, понимая что он может попросить ее уйти. Девочка уже начинала задуматься, почему ей всегда так не хочется чтобы такие вот моменты с дядей длились как можно дольше и случались чаще. Также она не могла не заметить того, что Роберт Баратеон (ее официальный отец) и она совершенно непохожи в то время как на дядю она похожа так, будто бы он и был ее отцом, но все это были догадки где-то на самой границе сознания, еще не оформившиеся в осмысленные выраженные словами вопросы, просто какие-то беспокойные мешающее спать мысли.

0


Вы здесь » FRPG GOT: DARKNESS DESCENDS » Рок Валирии » A miss is as good as a mile


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC